Дядя Степа. | Сергей Михалков. Читать стихи для детей

Дядя Степа

«Дядя Степа» — это первое стихотворение из цикла  Михалкова про дядю Степу.  В нем ребята только знакомятся с таким очень положительным персонажем Дядей Степой. Потом будут еще «Дядя Степа — миллиционер», «Дядя Степа и Егор», «Дядя Степа — ветеран».  А сейчас — только начало.  Мы обязательно прочитаем поэму «Дядя Степа» сегодня, но прежде давайте немного поразмышляем.

С этим началом, между прочим, не все так просто и однозначно. При желании, легко можно найти массу нестыковок, связанных с неоднократным редактированием и перепиской Михалковым поэмы про Дядю Степу.  Чем мы сейчас и займемся.

Дело в том, что поэма «Дядя Степа» была написана и впервые опубликована в 1939 году.  А теперь давайте сопоставлять. В конце поэмы можно видеть такие строки:


Сто историй расскажу!

Про войну и про бомбёжку,
Про большой линкор «Марат»,
Как я ранен был немножко,
Защищая Ленинград.

Длительное время в этой части трилогии печатались строки, которые в современных изданиях часто опускаются. (На этой страничке, кстати, они есть.) В них рассказывается о том, как дядя Степа бил фашистов во время войны.  Вопрос: О какой войне и защите Ленинграда могла идти речь в 1939 году? Правильно, ни о какой.   Этих строк в первых редакциях быть не могло. Они были добавлены, скорее всего, для придания персонажу героических черт, более подходящих и соответствующих тому времени. Чем всегда Михалков отличался — готовностью быстро подстраиваться под любые изменения.

Далее.  Линкор «Марат», про который хотел рассказать Дядя Стёпа ребятам, — один из первых российских дредноутов ещё царской постройки, один из крупнейших кораблей Балтийского флота. Линкор был переименован в «Петропавловск» в мае 1943 года. А Блокада Ленинграда закончилась в январе 1944 года. В поэме есть строки, говорящие о сроке службы после призыва: «Вот прошли зима и лето, и опять пришла зима». Из этого следует, что Дядя Стёпа был ранен в период Блокады Ленинграда, его переправили через Дорогу Жизни на «Большую землю» и после излечения дали отпуск зимой 1942—1943 года.

Выше написана откровенная неправда. «Околовоенные» строки относятся к Финской войне 1939-40 гг. Как-то затушевывать участие в Великой Отечественной было бы нелогично, а вот «незнаменитую» войну с Финляндией старались лишний раз не вспоминать. «Марат» был тяжело поврежден в сентябре 1941 (взрывом оторван нос по 2-ю башню), и в линкорах с тех пор не числился. То есть если и был смысл его поминать, то году в 1940, не позже.

Учитываем также необыкновенную способность автора подогнать стихи под текущий момент. Так что в издании 1940 г. вместо «фрицев» вполне могли быть финны.

Впрочем, хватит об этом. Давайте все-таки читать действительно замечательные и популярные стихи про дядю Степу.

 

Сергей Михалков

Дядя Степа

В доме восемь дробь один
У заставы Ильича
Жил высокий гражданин,
По прозванью «Каланча»,

По фамилии Степанов
И по имени Степан,
Из районных великанов
Самый главный великан.

Уважали дядю Степу
За такую высоту.
Шел с работы дядя Степа —
Видно было за версту.

Лихо мерили шаги
Две огромные ноги:
Сорок пятого размера
Покупал он сапоги.

Он разыскивал на рынке
Величайшие ботинки,
Он разыскивал штаны
Небывалой ширины.

Купит с горем пополам,
Повернется к зеркалам —
Вся портновская работа
Разъезжается по швам!

Он через любой забор
С мостовой глядел во двор.
Лай собаки поднимали:
Думали, что лезет вор.

Брал в столовой дядя Степа
Для себя двойной обед.
Спать ложился дядя Степа —
Ноги клал на табурет.

Сидя, книги брал со шкапа.
И не раз ему в кино
Говорили: — Сядьте на пол,
Вам, товарищ, все равно!

Но зато на стадион
Проходил бесплатно он:
Пропускали дядю Степу —
Думали, что чемпион.

От ворот и до ворот
Знал в районе весь народ,
Где работает Степанов,
Где прописан,
Как живет,
Потому что всех быстрее,
Без особенных трудов
Он снимал ребятам змея
С телеграфных проводов.

И того, кто ростом мал,
На параде поднимал,
Потому что все должны
Видеть армию страны.

Все любили дядю Степу,
Уважали дядю Степу:
Был он самым лучшим другом
Всех ребят со всех дворов.

Он домой спешит с Арбата.
— Как живешь? — кричат ребята.
Он чихнет — ребята хором:
— Дядя Степа, будь здоров!

Дядя Степа утром рано
Быстро вскакивал с дивана,
Окна настежь открывал,
Душ холодный принимал.
Чистить зубы дядя Степа
Никогда не забывал.

Человек сидит в седле,
Ноги тащит по земле —
Это едет дядя Степа
По бульвару на осле.
— Вам, — кричат Степану люди, —
Нужно ехать на верблюде!

На верблюде он поехал —
Люди давятся от смеха:
— Эй, товарищ, вы откуда?
Вы раздавите верблюда!
Вам, при вашей вышине,
Нужно ехать на слоне!

Дяде Степе две минуты
Остается до прыжка.
Он стоит под парашютом
И волнуется слегка.

А внизу народ хохочет:
Вышка с вышки прыгать хочет!

В тир, под низенький навес,
Дядя Степа еле влез.
— Разрешите обратиться,
Я за выстрелы плачу.
В этот шар и в эту птицу
Я прицелиться хочу!

Оглядев с тревогой тир,
Говорит в ответ кассир:
— Вам придется на колени,
Дорогой товарищ, встать —
Вы же можете мишени
Без ружья рукой достать!

До утра в аллеях парка
Будет весело и ярко,
Будет музыка греметь,
Будет публика шуметь.

Дядя Степа просит кассу:
— Я пришел на карнавал.
Дайте мне такую маску,
Чтоб никто не узнавал!

— Вас узнать, довольно просто, —
Раздается дружный смех, —
Мы узнаем вас по росту:
Вы, товарищ, выше всех!

Что случилось?
Что за крик?
— Это тонет ученик!
Он упал с обрыва в реку —
Помогите человеку! —
На глазах всего народа
Дядя Степа лезет в воду.

— Это необыкновенно! —
Все кричат ему с моста. —
Вам, товарищ, по колено
Все глубокие места!

Жив, здоров и невредим
Мальчик Вася Бородин.

Дядя Степа в этот раз
Утопающего спас.

За поступок благородный
Все его благодарят.
— Попросите что угодно, —
Дяде Степе говорят.
— Мне не нужно ничего —
Я задаром спас его!

Паровоз летит, гудит,
Машинист вперед глядит.
Машинист у полустанка
Кочегару говорит:

— От вокзала до вокзала
Сделал рейсов я немало,
Но готов идти на спор —
Это новый семафор.

Подъезжают к семафору.
Что такое за обман?
Никакого семафора —
У пути стоит Степан.

Он стоит и говорит:
— Здесь дождями путь размыт.
Я нарочно поднял руку —
Показать, что путь закрыт. —
Что за дым над головой?
Что за гром по мостовой?

Дом пылает за углом,
Сто зевак стоит кругом.
Ставит лестницы команда,
От огня спасает дом.

Весь чердак уже в огне,
Бьются голуби в окне.

На дворе в толпе ребят
Дяде Степе говорят:
— Неужели вместе с домом
Наши голуби сгорят?

Дядя Степа с тротуара
Достает до чердака.
Сквозь огонь и дым пожара
Тянется его рука.

Он окошко открывает.
Из окошка вылетают
Восемнадцать голубей,
А за ними — воробей.

Все Степану благодарны.
Спас он птиц, и потому
Стать немедленно пожарным
Все советуют ему.

Но пожарникам в ответ
Говорит Степанов: — Нет!
Я на флот служить пойду,
Если ростом подойду.

В коридоре смех и топот,
В коридоре гул речей.
В кабинете — дядя Степа
На осмотре у врачей.

Он стоит. Его нагнуться
Просит вежливо сестра.
— Мы не можем дотянуться! —
Объясняют доктора. —

Все, от зрения до слуха,
Мы исследуем у вас:
Хорошо ли слышит ухо,
Далеко ли видит глаз.

Дядю Степу осмотрели,
Проводили на весы
И сказали: — В этом теле
Сердце бьется, как часы!
Рост велик, но ничего —
Примем в армию его!

Но вы в танкисты не годитесь:
В танке вы не поместитесь!
И в пехоту не годны:
Из окопа вы видны!

С вашим ростом в самолете
Неудобно быть в полете:
Ноги будут уставать —
Вам их некуда девать!

Для таких, как вы, людей
Не бывает лошадей,
А на флоте вы нужны —
Послужите для страны!

— Я готов служить народу, —
Раздается Степин бас, —
Я пойду в огонь и воду!
Посылайте хоть сейчас! —

Нелюдимо наше море,
Неспокойно в дни войны.
Днём и ночью на линкоре
Пушки все заряжены.

Глаз усталых не смыкает
Дядя Стёпа — старшина.
Без бинокля гладь морская
Хорошо ему видна.

Вдруг увидел дядя Стёпа
Километрах в тридцати
Что-то вроде перископа
У линкора на пути.

Так и есть! Гляди, моряк:
Под водой таится враг.
Залп один, за ним второй —
Тонут немцы под водой.

Дядя Стёпа улыбнулся,
К морю синему нагнулся,
Из пучины тёмных вод
Флаг фашистский достает.

Мокрый флаг, линючий флаг,
Под которым плавал враг.

— Отслужила тряпка фрицам! —
Заявляет старшина. —
Но в хозяйстве пригодиться
Может всё-таки она.

Если свастику содрать,
Тряпку с мылом постирать, —
Приколотим на пороге,
Будем ноги вытирать!

Вот прошли зима и лето,
И опять пришла зима.
— Дядя Степа, как ты? Где ты? —
Нету с моря нам ответа,
Ни открытки, ни письма…

И однажды мимо моста
К дому восемь дробь один
Дяди Степиного роста
Двигается гражданин.

Кто, товарищи, знаком
С этим видным моряком?
Он идет,
Скрипят снежинки
У него под каблуком.

В складку форменные брюки,
Он в шинели под ремнем.
В шерстяных перчатках руки,
Якоря блестят на нем.

Вот моряк подходит к дому,
Всем ребятам незнакомый.
И ребята тут ему
Говорят: — А вы к кому?

Дядя Степа обернулся,
Поднял руку к козырьку
И ответил: — Я вернулся.
Дали отпуск моряку.

Ночь не спал. Устал с дороги.
Не привыкли к суше ноги.
Отдохну. Надену китель.
На диване полежу.
После чая заходите —
Сто историй расскажу!

Про войну и про бомбежку,
Про большой линкор «Марат»,
Как я ранен был немножко,
Защищая Ленинград.

И теперь горды ребята —
Пионеры, октябрята, —
Что знакомы с дядей Степой,
С настоящим моряком.

Он домой идет с Арбата.
— Как живешь? — кричат ребята.
И теперь зовут ребята
Дядю Степу «Маяком».

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *