Интервью с Терентием Травником

Интервью с Терентiем Травникомъ о музыке.

 Талантливый человек талантлив во всем! Конечно, это изречение не является догмой. Тем не менее, именно так думаешь, когда встречаешься с творчеством Терентiя Травника. Писатель, поэт, художник, композитор и музыкант. Множество талантов. Множество увлечений, множество работ.  Обо многом рассказывают интервью. Одно из таких интервью мы печатаем сегодня.

ИНТЕРВЬЮ С Т. ТРАВНIКОМЪ О МУЗЫКЕ 

/ Полная версия / 

                                                          

Журналист Моисеев В.Иинтервью с Т.Травнiкомъ ведет

журналист РИА  Республики

Мордовия     Моисеев В.И.

травник

 

                                                                                                                          

    Т.Травнiкъ

 

Вопрос:  Уважаемый Терентiй, что по-вашему сейчас происходит в современной российской рок-музыке?  Мне кажется, если в Советские годы рок был в идеологическом подполье, то где он находится сейчас?

 

Ответ: Мне довелось столкнуться с рок-музыкой не только слушателем, но и еще  музыкантом. Многие годы я играл и создавал в нашей стране именно рок-музыку. В наши дни, как мне кажется, с рок-музыкой происходит весьма обычное явление, свойственное всему, что имеет особенность изменяться во времени. Проще говоря, она тоже изменяется. Если считать ее возникновение – середину 60-х, то все, что было тогда, я бы сказал, уже не существует. Старые фэны выросли, а теперешние вырастили свой новый  вкус, и создали, естественно, свою рок-музыку, отвечающую за нынешнее время.

Безусловно, что сам жанр сохранился, даже, я бы сказал, он  стал более традиционен, но  с этим, пожалуй, уже почти потерял свое прошлое предназначение – «бунтарить». В этом сейчас и нет необходимости… Рок – легализован и этим все сказано. Почти нонсенс, но для нашей политики очень удачное решение. Теперь рок-музыка приносит доход в казну.

Это факт и с ним надо считаться. Я не думаю, что при этом рок-музыка сможет собрать в нашей стране огромную аудиторию, да и не надо это уже. Раньше аудиторию собирали,  я бы сказал, рок-личности, это и Юрий Шевчук, Виктор Цой, а уж потом только «ДДТ» или «Кино». Мы до сих пор управляемы чужим примером и взглядом. Но надо отдать должное, что эти люди неимоверно талантливы и хорошо, что они держали такую аудиторию.

И все же нынешняя рок-музыка стала коммерческой. Это требование времени и от этого никуда не деться. Что-то, конечно, от этого потеряно… Думаю, что потеряна, прежде всего, свобода в творчестве, хотя, на первый взгляд, ее вроде бы и прибавилось. А вот качество звучания, эстетика, профуровень, безусловно,  выросли.

Если что и ожидает рок-музыку в будущем, так это неплохая  тиражность – мечта многих исполнителей. Хотя, как мне кажется, в этом направлении  всегда останется некий «подпольный фрагмент», связанный с юностью. Молодому свойственно разделение и отделение себя от жизни. С этого начинается взросление и самостоятельность. Сам момент спора или протеста уже  заложен в  самой юности.

Другое дело, что до уровня массового внедрения этот протест, как мне кажется, более уже не дойдет. Я думаю, что рок-музыка стала легализованной «отдушиной» для внутреннего роста в молодежной среде. Даже и если появляются хиты, а их, как мне кажется, очень немало появилось в последние годы, то они исчезают, проваливаясь в объемах новых музыкальных поступлений на рынок. Явно одно, индивидуальная рок-музыка стала труднее продвигаться, конкуренция очень заметна. Теперь в нашей стране в рок-музыке надо уметь играть и неплохо играть. Раньше можно было и не уметь, или почти не уметь, но любая фраза, сказанная смело, делала из  музыканта почти профи, а децибелы и киловатты доводили его до известности. Может и не плохо, что сейчас именно такие требования к року, ведь музыка – это, прежде всего мелодия и ритм, а уж потом имидж исполнителя.

 

 

Вопрос: Есть мнение, что в некоторой части рок-музыки, запрограммировано самоуничтожение? И часть рокеров живет по принципу «буду умирать молодым». Я, конечно, не говорю, что в текстах «должен быть воспитательный фактор, вера в светлую даль», но такая тенденция настораживает?


Ответ:
Я не думаю, что то, о чем вы говорите, скрывает в себе   музыка, именно рок-музыка. Может, скорее, это несет в себе сопутствующая ей идеология, антураж, вероятно, это и так.
Вообще, некий психологический «экстрим» свойственен всей молодежной субкультуре, а тем более музыкальному андеграунду, коим всегда являлась рок-музыка.

Просто рок подстегивает в молодом человеке экзальтированные, максималистские поступки, в том числе и, порой, желание суицида.
Мне кажется, что это тема проявляется более отчетливо из-за сложности молодежи самовыражаться. Это  природа юного возраста и подобный протест, к сожалению уместен. В мою юность некоторые ребята совершили самоубийство и, как это не покажется вам странным, наша «хиповая» аудитория культивировала эти поступки чуть ли ни как подвиг, много было от этого печали, что приводило  нас к сближению вокруг самих же себя. Но прошло время и все встало на свои места, многие изменились, но только, увы, не вернуть к жизни ушедших тогда ребят. Сейчас я продолжаю видеть в этом серьезную проблему, но внести в рок-среду иной настрой – это равносильно заставить словами краснеть зеленое яблоко. Поэтому та часть субкультуры, которая культивирует самоуничтожение будет всегда существовать, как отголосок неосознанности юных сердец. Мне жалко, что эти факты, действительно, часто притягивают к року, а это неверно, это социальная проблема, а рок только катализирует это и то косвенно. Есть вещи, куда более часто приводящие к самоубийству, скажем наркотики. Вы можете возразить, что, мол, рок и наркотики едины, но уверяю вас нет, по крайней мере, не в такой зависимости, как нам это иногда преподносят средства массовой информации. Клей тоже нюхают, но большинство все-таки им что-то склеивает. Наркомания – это не проблема рок-музыки, это иное, совсем иное явление. Ведь проходят фестивали «Рок против наркотиков», «Рок против войны» и т.д.  К тому же  я добавил бы, что именно рок музыка, хорошая рок музыка, несет в себе и мощный созидательный посыл, заставляя юных спорить, искать, ошибаться и падая, вставать и идти дальше, в поисках себя, когда тебе всего двадцать лет. Она ведь без цензуры, без табу, без ограничений в содержании. Это, я бы сказал, своеобразный музыкальный интернет, рок музыка, где все разрешается. Сейчас ее понятие уже слишком широко и ее невозможно определять без социальных условностей. Даже политики использую рок-музыку для привлечения внимания к себе. Если говорить о ней еще глубже, то я бы сказал, что это некая социально-философская  форма, способная впитывать и структурировать совершенно разное, порой противоположное молодежное  содержание.

Вопрос: А, что происходит с бардовской песней, мне иногда кажется, что исполнители-барды вновь находятся в какой-то внутренней иммиграции, а на смену таким песням пришло то, что у нас называют шансоном?

 

Ответ: Шансон был всегда, и он, с моей точки зрения,  не был особенно связан с бардами. Если отследить разницу, то шансон, это, пожалуй,  десерт на музыкальном столе. Шансон – это меланхоличное ощущение бытия, этакая беспризорность.
Сейчас в шансон вписали и блатную, и ресторанно-кабацкую музыку. Мне это напоминает замену в нашей стране  названия ПТУ на Колледж. Некая скрывающая суть  обертка. Думаю, что это зря. Шансон – это  шансон, а зона, есть зона. То, что называется «радио-шансон» – это скорее «микс» всего похожего на песню со словами, хотя причина этому вполне понятна. Если попытаться разбить это явление  на части, то надо было бы делать Радио-зэк, радио-кабак, радио-блатняк, радио-дворняк, радио-подъезд и т.д. А тут все взяла и накрыла шапка – Шансон.
Так многие, не вдаваясь в какие-либо  подробности, и бардов туда вписали. Вот иногда слушаю, звучит песня Высоцкого «…там поймешь, кто такой», а дальше – «предо мной, как икона, мама, все запретная зона, мама» и т.д. И все это у нас в стране зовется сейчас Шансон. Ну что ж вполне неплохое слово для легализации и продажи всей похожей с этим музыки, да и ассортимент немалый найдется. Что касается бардов, то это уже совсем  иное искусство, даже, пожалуй, уже не искусство, а скорее уже творчество. Мне кажется, что настоящие барды очень интеллигентны в своей душевной  глубине, в своей сути. Это, я бы сказал, особое сословие в песенном жанре, некое менестрельное звено, важной частью которого является умение говорить с нашей душой, вернее с ее музыкальной надстройкой и обязательно говорить  языком честным. Барды – это совесть и печаль, и грусть, и надежда, и любовь одновременно. Кто сейчас такой на сцене? Мне кажется, что прежде, всего это Александр Розенбаум, Олег Митяев, это и Юлий Ким и, мною любимый, Сергей Трофимов. Конечно, это и покойные ныне, великие, я не побоюсь это сравнения В.Высоцкий А.Башлачев. Список этот небольшой, но «камни» их творческих вкладов драгоценные, немалой каратности и имеют очень и очень высокую пробу.
Я думаю, что барды не исчезнут и не уйдут, как вы сказали, во внутреннюю иммиграцию, ведь они созданы для вечности. Они просто более скромны в этой самой своей глубинности и законченности, поэтому и не навязываются особенно никому. Бардмузыка – это как великие книги в нашей жизни, которые всегда найдут своих издателей и свою аудиторию. Просто все вечное идет шагами неизмеримыми для обычного глаза. Сегодня бард музыка с нами, а завтра, казалось, исчезла, нет, она не провалилась сквозь землю, она взяла и ушла вперед для грядущих слушателей, и возможно ими уже вскоре станут наши внуки и правнуки.

 

Вопрос: А вам что более близко рок или авторская песня? Или это возрастное. Сначала увлечение рок-музыкой, затем авторской?

 

Ответ: Когда-то я просто играл гаммы в музыкальной школе и простые мелодии на фортепиано. Окончив, я почти забыл музыку и только в восьмом классе взял в руки гитару. Осваивал сам, но опыт музыкальной  школы очень  пригодился.

Конечно, тогда ощущалось влияние рок-музыки, к тому же  почти подпольной. Все некачественные записи считывались, как «тяжелые». Для меня тогда и «Бони М» был тяжеловат, а это всего лишь эффект затертых пленок. В стилях мы тогда не разбирались.

В восьмом классе мы создали первую нашу группу. С игрой было слабовато, техника никакая, но что, пожалуй, самое главное, мы сразу писали свои тексты, и я уже тогда начал сочинять к ним музыку. Возможностей было мало, но желание огромное. Мне кажется, что благодаря этому несоответствию в нас и развилось креативное, как сейчас принято говорить, мышление. Все делалось своими руками, учитывая, что тогда делать было не из чего, даже барабаны не достать было, дорого очень. Да и отношение к самостоятельному творчеству, тем более музыкальному в общественной среде было почти отрицательным. Музыканты и хулиганы как-то приравнивались друг к другу, только вот чем, до сих пор не пойму. Думаю, что, прежде всего, длинными волосами, которые не носили только отличники, в школе было запрещено. Хулиганам было все равно, а музыканты придерживались стиля, вот и породнились. Помните фильм «Не болит голова у дятла», там многое про нас, но все равно сильно «припудрено», да главный герой не обошелся без цензуры, а вот ненависть к «долбежке» показана неплохо. Сейчас мы выросли, можно сказать сами стали теми самыми взрослыми, но как-то и в голову никому не приходит подойти, скажем, к панку или рокеру и сказать, ты чего вырядился. В этом отношении нынешней молодежи повезло хоть в этом. А я вот, помню, тогда в метро ездил с закрытыми глазами, только из-за того, что носил длинные волосы. Странно, но просто не хотел смотреть, как на тебя, чуть ли ни как на урода смотрят окружающие. Кстати появление в подобном виде  в Военкомате, сразу направляло тебя к психиатру, а далее в психбольницу. Мне повезло, я избежал этой участи, а многие так и остались со статьей. В армию не пошли, но жизнь себе испортили. Думаю, что многие со мной согласятся, кто был таким в 70-х или 80-х годах.

Вернемся все же к музыке, если сказать про себя, то я просто честно влюбился в музыку, думаю, что и по сей день у нас с ней роман.

Начал с тяжелого рока, потом хэви, позже увлекся психоделией. У меня была тогда лучшая коллекция записей в этом стиле среди однокурсников. Это была, можно сказать, раритетная коллекция. В свое время я даже делал самодельные рок-энциклопедии, сам печатал фотографии  к ним, переснимая их с зарубежных журналов, переводил статьи, печатал их на машинке. Потом размножал на ксероксе и распространял. Естественно, что подобный род деятельности не приветствовался тогда властями. Но все обходилось, видно масштабы были у меня не те. Потом я сделал энциклопедию Русской рок-музыки, взяв за основу наработки своего друга художника Вадима Овсянникова, оригинал которой храню и по сей день. Там есть снимки и Виктора Цоя, и Бориса Гребенщикова, и Жанны Агузаровой и «Машины Времени», сделанные мной на концертах. Я тогда много «тусовался», знакомился и фотографировал.

Сейчас молодые музыканты заходят ко мне в гости и видят эти снимки в альбомах, простые фото их нынешних  кумиров, можно сказать, снятые  на кухне и удивляются.

А тогда мы были едины, да и не знали мы, что Боб /БГ/, станет нынешним Борисом Гребенщиковым. Просто общались, хотя лично я творчество «Аквариума» всегда очень любил. Творчество Бориса Гребенщикова сильно повлияло и  на всю музыкальную конструкцию моего тогдашнего проекта «Ноевъ Ковчегъ».

Прошло много лет и многое изменилось. Жизненный опыт, безусловно, вносит свои поправки, чаще, кстати, не в худшую сторону.

Сейчас я пишу песни с простым аккомпанементом под гитару, иногда с небольшой акустической подложкой из других инструментов. С одной стороны немного исчезла яркость выразительных средств, а с другой появился свой почерк, фактура, харизма. Так я иногда сам беру и оцениваю свою эволюцию /улыбается – прим. редакции/.  Одним словом  все это называется опытом.

Имея навык ты уже пользуешься многим  минимально, а эффект достигается, как ни странно, больший. Так и во всем. Возьмем, например, моду. Сначала лоск, яркость в работах молодого кутюрье, а потом мастерство и простота, но какая простота!  Она не достигается легким путем. Я думаю, что и я иду по классическому коду творческой эволюции, в котором для меня  есть виток и авторской песни. Просто на данный момент она самым лучшим способом умеет переводить для окружающих некоторые темы  с языка моей души. Надо сказать, что когда-то в юности я почти и не слушал подобные песни. В них как-то не хватало мощности, которую я находил в роке, а увидеть глубину не позволяли  незрелость, неопытность, да и сама юность. Поэтому, Виталий, вы правы, где-то это и возрастное, видимо каждому возрасту свои ноты и свой темп.

Если же говорить более широко, то, как мне кажется, музыки плохой не бывает, а бывает испорченная подача той самой музыки, когда кто-то делает это безответственно, без души и, порой, как вам странно не покажется, ради денег. Но это ведь всегда видно, да и недолго это живет. Возьмем, к примеру, известный когда-то проект «Ласковый май».  Спросите любого музыканта о его мнении об этом. Я вам скажу, что все в один голос ответят – так себе, если не грубее. А он жил и собирал стадионы. Вот вам и диагностика вкуса нации, построенная на нем. Просто многие зрители к иному были не готовы. Так что с точки зрения бизнеса г-н Разин, мне кажется, просто мастер. Но к музыки это мало уже  имеет отношение. Вот и исчез «Ласковый май», кстати, довольно быстро.

Прошу прощение,  Виталий, что отвлекся.

Трудно сказать, есть ли в этом  моем переходе от рока  к авторской песне возможность реверса, временного возврата, но теплое отношение к современным рокерам осталось во мне и по сей день. Слежу, слушаю и помогаю им, чем могу.

Мне кажется, что сейчас я уже пользуюсь музыкой, как инструментом для выражения чего-то более значительного в своем поиске, нежели раньше. А тогда… тогда мы просто играли и восхищались каждым вновь правильно сыгранным аккордом /улыбается –прим.Ред./. Скажу по секрету, иногда такая грусть меня  охватывает от этого якобы  мастерства… Видно действительно что-то теряешь в душе, набирая любимый так многими творческий опыт. Думаю, это вечный вопрос – верить ли в сказки, даже когда тебе уже за сорок или нет? А теперь я бы добавил: конечно, верить, но как? А рок музыка – это, по сути, сказка, не правда ли?

 

Вопрос: Хотелось бы знать о роли религии в Вашей жизни. Сейчас у людей творческих всякие экзотические  верования в почете. Кабала, восточные религии.

 

 

Ответ: На этот вопрос можно отвечать очень много и долго, но чем шире раскрывать эту тему, тем больше она в конечном итоге окажется нераскрытой. С религией так всегда было.

Я попробую сказать кратко. Все, что я делал с юности, даже в менее осознанной форме, чем сейчас было пропитано религиозным чувством. Посмотрите, и название у моей группы, кстати, просуществовавшей двадцать лет было недвусмысленным «Ноев Ковчег». Не сочтите за самонадеянность, но все же скажу, что я  религиозный человек, более того ни один мой творческий проект не состоялся бы для меня, если бы он не имел соприкосновения с духовным поиском в моем сердце.

Это мировоззрение не только сделало мою работу плодотворной, но и не позволило выйти из внутреннего моего мира тому, что могло бы принести сомнения в чей-то пока еще незрелый ум. Что касается ваших слов о том, что  в почете у творческих людей, а именно разные экзотические культы, то я это воспринимаю это естественным.

Все это  способы саморазвития и самораскрытия личности, это инструменты для духовного роста. Даже тогда, когда в этом видят у других несерьезность и неискренность, все равно это остается их правом. Да, вот таким  способом созидать свою внутреннюю жизнь,  а это  уже личное дело каждого.

 

 

 

Вопрос: Нам известно, что Вы часто абсолютно бескорыстно помогаете молодым исполнителям. Сейчас, наверное, трудно заявить о себе без чьей либо помощи?

 

 

Ответ: Да, это действительно так, но не хотел бы выглядеть таким ответом нескромным. Я помогаю тем, кто обращается ко мне и тем, что мне доступно, делаю, что умею и могу. Кто-то ведь должен помогать просто так, тем более людям, которые пока не в силах оплатить свою творческую деятельность. Не все, ведь, идут в музыку ради славы и денег, есть и те, кто просто не может без этого существовать. Вот я, таким как раз и помогаю. Кстати, это совсем и нетрудно. Правда это отнимает время, но я все же забочусь и об этом, просто прошу об обоюдном вкладе, а именно об ответственности участника проекта за наше совместное время. Мы записываемся  в студии, я делаю аранжировку, иногда и сам участвую, играя на гитаре и фортепьяно. Далее делаю дизайн к CD, иногда же это делают художники нашей студии, как, например, это случилось с проектом «Цербер», там я только консультировал в оформлении. Ну, а потом мы делаем минимальный тираж для исполнителя, и он его забирает с собой. Далее он уже по своему усмотрению распоряжается им. Конечно, как продюсер, я сам выбираю того, кто мог бы прозвучать в нашей студии, не нарушая общей студийной концепции. Что касается того, чтобы заявить о себе без чьей-либо помощи, как вы спросили в своем вопросе, то скажу, что это действительно было всегда сложно, делать творческую работу без поддержки. Но помощь не снимает самого главного с человека. Тот, кому помогают, должен хотеть, стремиться и много, очень работать. Ведь нужно от чего-то  отталкиваться помогающему. Без этого любая помощь не приведет ни к чему. Это, например, как одну ногу вынул из болота, а далее уже  просишь подать руку и помочь. Но ногу все же уже вынул сам. Я помогаю, потому что хорошо понимаю эти проблемы, так как отношусь к тому большинству, которое все делало своими руками, без особой поддержки. Может, отчасти и поэтому, пройдя этот, весьма непростой путь, я с большим  вниманием отношусь к нуждам юных соискателей. Пожалуй, я им даю возможность просто попробовать и начать, не более того, а там уже зависит многое от них самих.

Я не вижу в этом самобытности своей, наоборот мне кажется, что это вполне естественно помочь тому, кто нуждается в этом, если тем более умеешь это сам.

Если бы мне тогда предложили помощь, то я бы не отказался, но время распорядилось по другому, дав мне возможность сейчас хорошо понимать эти самые творческие нужды молодых старателей. Через мою студию прошли десятки исполнителей, большинство из них  любители, не имеющие за собой  цели выйти на большую эстраду, но это не имеет для меня значения. Когда занимаешься истинным творчеством, честно и от души, то его социальный выход уже не так важен. Главное сделать работу, а зритель найдется, даже если им станут, в конце концов, родители или ближайшие друзья. В моей жизни  были случаи и не раз, когда я отыгрывал целый концерт одному человеку. Вот так, сидя дома, целый концерт. Представляете, час с лишним  игры с хорошей подачей материала. Поверьте, но я и тогда работал,  как на зал. Мне кажется, это очень важно, служить таланту, а не мнению других о нем. Поэтому лучше не думать о деньгах. Если честно работаешь, с голоду не умрешь. Вы никогда не думали, почему очень хорошие знахари и врачи  не берут за свой труд денег, а живут тем, что Бог послал? Я думаю, что именно по этой самой причине.П ошей м ете, час игры с подачей материала просишь подать руку, помочь., а далее в Псих.ил с закрытыми глазами, только из-за то

Позвольте мне  пожелать всем молодым музыкантам и певцам несколько слов. Делайте свою работу, делайте, чтобы ни говорили вам, хвалили или ругали, все равно продолжайте, не слушайте никого, а вернее только  прислушивайтесь. Увидите, когда закончите и принесете ее в этот мир, то все эти пересуды уйдут, и вы состоитесь, но если попадете под мнение критики и засомневаетесь, то можете потерять начатое навсегда.

Поэтому я стараюсь не критиковать приходящих ко мне, а только направлять, да и то, если спрашивают мое мнение.

Тот, кто дерзнул начать, мне кажется, уже достоин доброго слова и одобрения, ведь, поверьте, ему очень нелегко и одиноко в начале этого непростого творческого пути. Я склоняю голову перед смелостью этих людей.

 

 

 

 

Вопрос: Какую музыку вы слушаете сейчас. Чем еще занимаетесь помимо музыки?

 

 

Ответ: Я люблю просто музыку, хотя сейчас отдаю предпочтение релакс музыке, очень люблю работы таких исполнителей, как Китаро, Шанти, «Энигму», «Дип Форест» и«Дэд Кэн Дэнс». Но в последнее время слушаю только классическую музыку, в большинстве своем это произведения Моцарта и Вивальди.

Может это покажется странным, но по ночам, когда я работаю, то ставлю диски со своей музыкой, такие как «Лунный день» или «Слушая тишину». Дело в том, что, как я уже говорил, мне пришлось прослушать огромное количество дисков за свою жизнь, могу даже попробовать  сравнить себя с диджеем или с музыкальным обозревателем по объему пропущенной через себя музыки для анализа. Но, слушая, я не всегда находил что-то близкое для себя, хотя искал много и ищу по сей день. Вот тогда я и стал писать музыку, которую не нашел или встречал, но в очень малых количествах. Так и появилась моя релакс музыка и такие проекты, как «Tetra» и «Travnik & Esterra», которые оказались весьма популярными у любителей медитативной музыки.

Сейчас я композитор, работающий именно в этом жанре. Странно, но я пишу музыку для тишины, именно так я сейчас определил бы свое творческое кредо.

Вопрос: Чем  вы еще занимаетесь помимо музыки?

 

Ответ: Я занимаюсь наукой и творчеством и всем, что вмещают в себя эти «бездонные» понятия. Когда-то меня знали художником, но художники меня не очень  принимали, говорили, что я великолепный композитор, а музыканты коллекционировали в то время мои картины, пестуя, как ни странно,  во мне именно художника. Я начал писать статьи аналитического толка, исследуя их творчество, потом начал писать прозу, публицистическую и религиозно-философскую прозу, здесь я оказался более свободен от мнений. Вот так и двигался во всем сразу. Дерево с кроной, как меня назвал Джа Цо, мой китайский учитель. Пришло время, и я узаконил свой псевдоним. Сегодня я – Травнiкъ, просто Терентiй Травнiкъ, этого стало вполне достаточным, чтобы делать то, что я считаю нужным. Но конечно не все так легко. За этим стоит огромная двадцатилетняя работа в искусстве и творчестве. А каждый день я говорю себе одно и тоже – я опять ничего не знаю. И это дает мне право снова пойти учиться. Когда-нибудь я расскажу об этом подробнее и с большим интересом.

Благодарю вас, Виталий.

                        информ. канал Саранск-Москва,   март, 2007 года

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Один комментарий

  1. Потрясающая жизнь!Спасибо за интервью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *