Колчан и Хромой. Рассказ для подростков

Колчан и Хромой. Рассказ для подростков

Мы с вами уже не не раз читали произведения, которые написал для детей Владимир Косарев.  Думаю, вам они понравились. И сегодня у нас очередной рассказ Владимира — Колчан и Хромой.

***

Колька давно проснулся и не хотел вставать с кровати, лежал с закрытыми глазами, но проклятый сон не возвращался. Думал: «Воскресенье же сегодня… Чего я вылупился? Антоныч в командировке, тренировки не будет. Спал бы, да спал себе…» Откинул одеяло, и вяло сполз с постели на пол, отжался тридцать раз, мог и еще, но не стал из лени. И после этого дремотный последыш из головы улетел навсегда.

Колька умылся и прочел записку, лежавшую на стопке учебников: «Завтрак и обед в холодильнике, решай примеры, приду – проверю». Понятно – мать опять нашла халтуру, шьет кому-то, чтобы лишнюю копейку заработать.

Они с матерью жили почти в центре большого сибирского города, в частном одноэтажном доме, – на эти земли еще не добрались строительные корпорации со своими железяками и молотобойками, но с боков уже поджимали стройные девятиэтажки. Оставалось лишь с десяток избушек, чьи хозяева пока не получили квартиры взамен на землю. Скоро, скоро уже это произойдет, и больше не надо будет таскать ненавистный уголь и ковыряться в огороде по самые уши. Отец Колькин год назад сбежал к какой-то расфуфыренной лахудре, жить стало тяжело, поэтому переезд в отдельную благоустроенную квартиру был долгожданным счастьем.

Погода сегодня выдалась дивная, по-настоящему майская. Кусты и деревья покрылись изумрудной дымкой молодой листвы и казались полупрозрачными, а трава вымахала уже по щиколотку.

Колька открыл окно и пустил в дом свежее утро вместе с мухами. Плевать, сами подохнут. Поставил чайник, изучил содержимое холодильника и обнаружил шоколадное масло – пойдет! самое то на завтрак!

Скрипнула калитка и во двор зашел Дениска Хромой – одноклассник и лучший друг. Вообще-то у него фамилия Храмцов, но прозвище, что судьба – от него не удерешь. А Кольку все звали Колчаном и только мама – Коленькой.

Колька махнул другу рукой.

— Колчан, здарова! – завопил на всю округу Хромой, – пошли голубей ловить?

— Привет… Зачем? – Колька зевнул.

— Жарить будем, потом сожрем…

Колька откусил бутерброд и, смакуя сладкое масло, чуть не подавился.

— Ты, что в блокадном Ленинграде что-ли? Совсем с ума сошел?

Дениска уселся на скамью во дворе и деловито развел руками.

— Темная ты личность и некультурная! Всякий образованный человек знает, что голубь – та же курица! А на хлебозаводе их немеряно летает! Вот и хотел попробовать…

— Не дури, Хромой, хочешь жрать – заходи, у меня матушка наготовила, как в дальнее плаванье.

Дениска впорхнул в дом, сел за стол и соорудил себе бутерброд, размером с Октябрьский район. Друзья налили чаю, пили, жевали, обсуждали новости.
— Танька белобрысая, знаешь, что сказала? – Хромой сделался лицом на двадцать лет старше.

— Не-а… – Колчан ответил с полным ртом.

— Что ты ей нравишься, дубина!

— А это она тебе сама сказала?

— Нет – теперь уже с полным ртом отвечал Хромой, – подружке своей, Наташке…

— А ты как узнал? – Коля заострил слух, какая-никакая, а интрига рождалась.

— А она Диману… – Дениска заговорщицки наклонился к другу – по секрету! А я для Димана – первый кореш! Вот так и узнал!

Колька заулыбался:

— Да ты всему миру – первый кореш! Лапшу мне на уши вешаешь, сидишь…

Хромой махнул рукой.

— Не веришь, не надо… А только я знаю, что она тебе тоже нравится…

— Кто? Танька? – Колька покрутил пальцем у виска. – Да она конопатая и не нравится мне вовсе!

— Сам ты конопатый! Хорошая девчонка! Опять же – будет, у кого списать, кроме меня!

Про «списать» Дениска в самую точку попал – у Колчана почти по всем предметам – сплошные трояки и пары, с алгеброй вообще тяжело, только физра на уровне почетных грамот. Поэтому мать даже в выходные заставляет решать задачи да примеры сверхурочно. А Хромой, хоть ростом с воробья, а во всей учебе рубит с полуоборота – аттестат за девять классов у него без троек выйдет, повезло ему с башкой.

— Ты станешь великим спортсменом, будешь играть за сборную России, – продолжал аргументировать свою точку зрения Хромой. – Татьяна будет твоей красавицей-женой, зачем бежать от своего счастья?

Танька, на самом деле, лучшая в мире девчонка, это Колчан знал, но признаваться стеснялся, а этот еще лезет со своими «по секрету», как нарочно раззадоривает.

— Уймись, мелкий! – Колька со звоном бросил ложечку на блюдце. – Чтобы в сборной России играть, надо в Москве жить! И бабки нужны ого-го, на коньки, на шлемы, на щитки, и вообще, на форму… У меня мамуля и так тянется во все жилы, чтобы за мои тренировки платить… А ты говоришь…

— Не согласен, брат… – Хромой тоже отставил чашку – А Горовиков? А мечта?

— Вот в том-то и дело, что Горовиков – один единственный, было бы их тридцать в сборной, тогда я бы поверил… И мечта тоже – слово скользкое…

— Ты пессимист! Собирайся, пойдем хоть по берегу прошвырнемся… Погода же чудесная!

Колчан убрал посуду со стола и показал другу мамину записку, затем похлопал ладонью по учебнику «Алгебры»:

— Вот тебе берег, вот тебе и прогулки… – открыл на нужной странице, начал читать. – Пусть одно из чисел икс, тогда другое двенадцать минус икс, произведение этих чисел, икс и двенадцать минус икс равно… В общем, либо топай один, либо садись рядом, объяснять будешь…

А Хромой еще издевался:

— Колян! Это ж лехкотня! Пятый класс! Ты в каком углу спал на уроке?

— Кто бы говорил, лехкотня… Если ты такой умный, чего же голубей хотел…

В общем, за алгеброй до обеда просидели и, кажется, Колчан что-то усвоил.

В обед разогрели борщ, хрумкали молча, а когда посуда была помыта и насухо протерта, Колька собрался и друзья вышли в мир.

Хромой купил в ларьке два «сникерса», один протянул Колчану:

— Держи, шоколад с орехами для мозга полезно…

Сидели под мостом, на берегу Оби, жевали шоколадки, бросали камешки в волну, подставляли стриженые затылки мягкому весеннему солнышку. Разговаривали.

— Сима вчера после уроков свой новый айфон показывал, – рассказывал Хромой. – Убойная штуковина! Восемь гигов встроенной памяти, в интернете просто летает, и дизайн, конечно…

У Колчана была старая «Нокиа», доставшаяся от отца, да он ею и не пользовался особо – так, мать позвонит иногда, когда задерживается, и все.

— А мне по барабану все эти железки… я в них ничего не понимаю, звонит – и ладно…

— Я к тому, что прогресс далеко ускакал, год назад такого не было… И Сима – пижон, лишь бы похвастаться…

Колчан утопил очередной голыш в реке.

— Нашел чем гордиться… Папины деньги тратит на всякую фигню… А зато я стометровку за тринадцать и ноль бегаю…

— Это верно – философски согласился Хромой.

Позади парней зашевелились кусты, и на берег вышел мужик лет сорока, в белой майке без рукавов и спортивных брюках. Мужик курил сигарету и держал в руках бутылку с чем-то розовым. Подошел к парням. У мужика на плечах были татуировки в виде многоконечных звезд и еще всякие разные узоры, а на пальцах как будто перстни.

— Здарова, тезка! – щелкнул по уху Кольку. – Как прохладительная жизнь? Как твой футбол?

Хромой поправил:

— Он не футболист, он хоккеист.

Мужик клацнул зубом на Хромого:

— Цыц, мышь! Мужчины общаются…

Колчан поздоровался:

— Здрасьте, дядь Коль… Это друг мой – Денис… Да все нормально, воскресенье, вот, отдыхаем…

Мужик присел на корточки и прищурился на небо:

— Да-а! погодка козырная, лафа! Как мать-то? Все нормально?

— Нормально… работает…

Мужик выплюнул сигарету и тут же прикурил новую, спросил у Кольки:

— Вино будешь? Молдавское…

Колчан сжал губы и замотал головой:

— Нет, дядь Коль, я не люблю…

Мужик присосался к горлышку и, выдохнув перегаром, хлопнул Кольку по плечу:

— Ну, бывай, тезка, матери привет передай… – И ушел обратно в кусты.

Хромой округлил глаза и спросил друга:

— Колян, это что за ужасный персонаж?

Колчан подбросил камешки на ладони.

— Никола, его вся «нахаловка» знает… всю жизнь по тюрьмам… С мамкой моей вместе в школе учился…

Хромой покачал своей умной головой:

— Ну и знакомые у тебя, брат… Такой встретится ночью – ни одна милиция не спасет…

Колчан поморщился, намекая на невозможность этого варианта:

— Да, нормальный он дядька, добрый… Только ворует все подряд и пьет, как слон…

Хромой откинулся на свежую травку, положил руки под голову.

— Все равно, не понимаю я этих жуликов, что за радость такая – людей грабить? По лагерям да тюрьмам мыкаться… и где тут романтика?

— Может, догнать его? – Колчан подмигнул – сам и спросишь…

Хромой двинул Кольке в бок – не больно.

По реке поползла толстая черная баржа с песком, на самом верху песчаных куч сидели белые чайки и смотрели на воду.

— Смотри, Колян! Бесплатные пассажиры! – Хромой показал пальцем на чаек и засмеялся.

— Это матросы. – Колчан тоже засмеялся.

Ржали недолго, а баржа уплыла.

Сняли футболки, потому что солнце буйствовало и жарило, как в июле. Купаться-то еще рано, а вот позагорать можно.

Река блестела, как начищенная серебряная монета, и что-то пела сама себе – парни слушали шум воды и молчали.

— Диня, расскажи чего-нибудь… – Колчан перевернулся на живот и стал рассматривать стебли.

Хромой тоже лег на живот и положил голову на руки.

— А что тебе рассказать?

— Не знаю… что-нибудь веселое… Ты же много книжек читаешь…

Хромой покусал нижнюю губу и задумчиво поморгал, друг скучает – надо выручать.

— А ты знаешь, что в Камбодже тараканов едят жареных?

Колчан угукнул:

— Угу… по телеку видел… такая гадость…

А Хромой решил развить тему:

— А говорят, протеина много… Тебе для мышц очень подойдет… Представляешь – жареные тараканы с картошкой? Можно кетчупа еще немного, укропчика…

Колчан сделал такое лицо, словно выплевывает осколки кирпича:

— Бррррр! Ни за что на свете! Лучше расстреляйте!

Дениска почесал затылок.

— А я бы попробовал… В качестве эксперимента, как испытание… чтобы знать ощущения и сделать свои выводы… Вдруг и правда – вкусно? Не зря же – целая страна лопает…

Колчан угрюмо буркнул:

— У них там, в Камбодже, кроме бананов и риса, не растет ничего, вот и едят всякую гадость…

Хромой возразил:

— Я не об этом тебе толкую, а вообще… Путь познания… Вообще, в этой жизни надо все попробовать…

— Ну, иди тогда, с моста прыгни – тоже путь познания, испытаешь новые ощущения…

— Нет, брат, это крайности… – Хромой зевнул.

Спать и Кольке захотелось – разморило на солнцепеке, из солидарности другу тоже позевывал.

Хорошо вот так, в воскресенье, лежать на травке, наблюдать за красивой, широкой рекой и ни о чем не думать. Благодать. Катера какие-то стали по речке шнырять, от них волны белые, как нитки, по краям разбегались. А сверху небо синее-синее, огромное, непостижимое, а за небом планеты, планеты, планеты, нескончаемое число…

— Диня, ты в инопланетян веришь?

— Конечно! А кто, по-твоему, нас создал?

— Бог, кто ж еще… – Колчан сорвал травинку и пожевал.

— Бог – это только название! Люди придумали, потому что объяснить не могли… А у древних мексиканцев рисунки наскальные сохранились в виде комических кораблей… Три тысячи лет назад – каково? Не-ет, Колян, есть они там, точно есть… Сидят в своих тарелочках, наблюдают, кнопки жмут… Нажал кнопку – и рванул завод какой-нибудь… Нажал кнопочку – и наводнение в Таиланде…

— Думаешь?

— А как же иначе? Откуда бы это все взялось?

Колчан выплюнул травинку.

— А мне кажется, Диня, что наша планета – как большое животное, а мы на ней – словно надоедливые блохи. Решила планета почесаться – и ураганы, цунами пошли…

— Согласен! Но ведь и это животное кто-то родил? Само оно из ниоткуда не могло появиться…

— Хромой, я когда обо всем этом думать начинаю – голова вскипает! Как так – вселенная бесконечная? Солнце, звезды-гиганты… Из одной молекулы разрастается этакая махина?

— Физику с химией учи, и все поймешь…

— Ой, только не надо вот этого! Умник нашелся…

Снова молчали. По мосту прогромыхал поезд, повез куда-то трактора и лес. Прилетела сорока, попрыгала рядом, что-то нашла в траве и улетела домой.

Колчан встал и отряхнул колени.

— Пошли ко мне… телек посмотрим, в гонки погоняем? Ты, кстати, давно обещал мне новую версию притащить, мерзавец! Забыл уже?

Хромой тоже отряхнул брюки.

— Помню я… Просто из дома когда выхожу – все из головы вылетает… Завтра в школу припру… Но ты позвони – напомни…

Шли домой, вспомнили, что скоро начнут показывать новое кино, решили, что в следующее воскресенье рванут на сеанс.

Дома их встретила мать Колчана. Стряпала что-то на кухне.

— Здрасьте, теть Ир… – Хромой поздоровался…

— Привет, Денис, проходите, оладьи будете?

Хромой стянул с себя кроссовки и кивнул – какой дурак откажется?

Колян подошел к матери и показал ей выполненные задания. Она прищурилась:
— Денис, наверное, все решил?

А Хромой крикнул из комнаты:

— Нет, теть Ир! Он сам делал – я только объяснял…

Мать хотела чмокнуть Колчана в макушку, но он ловко уклонился и, свистнув пару оладий со стола, исчез в комнате.

— Тебе привет от тети Светы! – донеслось из кухни.

— А тебе – от дяди Коли! – Колчан сунул оладий Хромому и включил телевизор. Похвастал другу. – Я новый спортивный канал настроил, правда дрожит немного, но иногда хорошо показывает…

Смотрели какой-то футбол, потом пришла мать, спросила:

— Чем целый день занимались? Где были?

— По берегу гуляли. – Хромой ответил за Кольку.

— Коленька, ты бы книжку хоть какую-нибудь прочел… А то целыми днями, то хоккей, то улица эта несчастная…

— Мам! – Кольке совершенно не хотелось обсуждать эту ерунду.

— Как оладьи? – Тетя Ира увидела большой палец Хромого и сказала. – Сейчас еще принесу, ешьте…

Футбол кончился, а оладьи – нет, и Хромой, залезая пальцами в сметану, смачно констатировал:

— Матуха у тебя, Колчан, готовит – высший класс!

Колька не мог ответить – рот был занят – кивнул только в знак одобрения.

Прожевав, Колчан пригласил друга в свою комнату:

— Пошли за комп, покажешь в фотошопе кое-что… – И, повернувшись в сторону кухни, крикнул – Ма! Спасибо! очень вкусно!

А Хромой тоже крикнул:

— Спасибо, теть Ир!

Из кухни послышался усталый голос матери:

— На здоровье, на здоровье, ребятки… Денис, ты на ужин останешься?

Хромой выпучил глаза и показал Колчану на свой живот, мол, еще и ужин будет? А Колчан захихикал – а что ты, брат, хотел? Пришел в гости – отдувайся по полной!

Компьютер – такая зараза – время летит стремительно, не заметили, как вечер настал. Хромой позвонил домой, чтобы не потеряли, и все пошли ужинать – были голубцы и жареные сардельки.

Мать заботливо подкладывала парням и говорила:

— Денис, ты бы помогал Коленьке по учебе… Трудно ему… Я уж как могу, объясняю, но моя школа уже давно кончилась – рук на все не хватает…

— Мам! – Колчан обиженно посмотрел на мать.

Мать успокоила сына:

— Ничего, ничего! Слушай и запоминай… На собраниях за тебя краснеть мне тоже удовольствия не приносит…

Хромой вступился за друга:

— Я и так помогаю, и Колька сам все соображает… Вы, теть Ир, не волнуйтесь, все хорошо будет…

Мать погладила Дениса по голове.

— Как у тебя мама с папой, все хорошо?

Хромой кивнул:

— Да все в порядке, отец в смену уехал на полмесяца, мамка работает тоже…

— Ну, хорошо, хорошо… – мать встала из-за стола. – Доедайте, я пойду…

Друзья посидели еще немного за столом, и вышли на улицу, Диня домой собрался, а Колян – проводить.

— Блин, спасибо забыл сказать за ужин, – спохватился Хромой.

— Я передам, не напрягайся… Пошли, метров сто пройдусь с тобой…

Шли молча, наблюдали, как вечер рассеивается в пространстве, и алое солнце падает за линию земли. Воскресенье, такое теплое и беззаботное, кончалось. Нагретый воздух лежал пластами, юная растительность готовилась к завтрашнему дню в надежде на дождь.

— А тебе пахан-то звонит? – Хромой спросил на запрещенную тему, но ему можно.

Колчан сморщился.

— Нет, деньги шлет каждый месяц и все… Козел…

— А мать как?

— А никак… плачет иногда…

— Понятно… Ну ты, брат, носа не вешай, тебе еще честь России на Олимпиаде защищать…

— Да иди ты… – Колька провел беззлобную «двойку» в плечо друга.

-Ладно, Колчан, давай, до завтра – Хромой протянул свою маленькую руку.

— Покедова, мелкий! – Колька крепко сжал ладонь друга и подмигнул. – Не забудь диск завтра…

— Не забуду. – Хромой потопал в сторону своего дома, а Колчан повернул к себе во двор.

Запер калитку, набрал два ведра воды на завтрашний день, поставил в сенях, проверил огород, все ли в порядке, накрыта ли теплица. Затем зашел в сарай и захватил несколько ровных полешек – не принято как-то у них с улицы в дом с пустыми руками заходить. И подумал: «А молодцы мы все-таки, что не пошли за этими бедными голубями…»

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *