Контакт. Рассказ для подростков

Контакт. Рассказ для подростков

Рассказы для детей Владимира Косарева всегда интересны потому, что они рассказывают о наших с вами детях. О тех самых детях,которых мы видим только дома. А ведь у них есть еще и другая, часто скрытая от нас жизнь… Давайте заглядывать за занавеску…

***

Доктор вывел из кабинета Мишку и посадил его на стул. Затем отдал бумаги Мишкиной маме и добродушно произнес:

— Здоров ваш мальчик, просто притворяется. Все у него хорошо, абсолютно нормальный ребенок…

Мама растерянно захлопала длинными ресницами:

— Доктор, но он же бредит своими инопланетянами! И не разговаривает ни с кем! А вы говорите – нормальный?

Доктор набрал воздуха в рот, словно собирался нырять, а потом шумно выдохнул.

— Женщина! – врач стал говорить медленно, тщательно произнося каждую букву. – Ну мы же с вами сто раз уже говорили. Ребенок здоров! Аппетит у него хороший, рефлексы – дай бог каждому, не двоечник! А то, что он общаться не хочет с вами или с кем-то другим, это в его возрасте вполне нормально!

Мишкина мама чуть не заплакала.

— Ну что вы, успокойтесь… – пожалел ее врач – Я же не живу с вами и не могу знать, что у вас в семье происходит… Вы меня извините, но медицина тут не причём…

Доктор бережно взял Мишкину маму за локоть и отвел в сторону.

— Знаете, – тихонько сказал он ей на ухо, – возможно, сейчас для него инопланетяне важнее, чем вы… Попытайтесь это понять. Не ругайте его, не злитесь, примите эту игру, как должное. Ну честное слово, столько раз уже с вами обсуждали, а вы опять за свое… Ну что, договорились?

Женщина часто-часто закивала.

Мишка в этот момент сидел на стуле, болтал ногами, и смотрел на поцарапанный линолеум на полу. Ему были до лампочки все доктора и все мамины переживания. Его заботило совсем другое…

По дороге из поликлиники мама не дергала Мишку за руку, как раньше, и казалась очень спокойной. Она просто часто вздыхала и время от времени спрашивала сына:

— Ты что на ужин хочешь? А уроков много тебе задали? Вот в субботу приедет баба Маша, ты уж ее не обижай, расскажи ей что-нибудь… Про Сашу расскажи, про Валин день рождения… Расскажешь? Ох, она и рада будет…

А Мишка молчал и был похож на злого ежика – казалось, что из него во все стороны торчали колючки…

Слопав на ужин тарелку пельменей, Мишка молча улизнул из квартиры. Он спустился этажом ниже и постучал в дверь к соседу – бывшему учителю Виктору Ивановичу, который жил один. Учитель был довольно пожилым, но еще вполне энергичным человеком, и самое главное – он лучше всех в мире умел рассказывать разные истории.

— Проходи, Михаил! – зычно поприветствовал мальчика Виктор Иванович. – Рассказывай, что день преподнес?

Мишка скинул тапочки и залез на диван.

— Ничего хорошего, Виктор Иванович, – грустно пробубнил Мишка. – Снова ходили с мамой к психиатру.

Виктор Иванович нахмурился и ничего не ответил.

Он давно знал об этой эпопее с врачами – Мишкина мама даже советовалась по-соседски с опытным педагогом и высказывала опасения по поводу состояния сына. Но Виктор Иванович ничего ей не рекомендовал и лишь попросил разрешения иногда отпускать Михаила к нему в гости. Вот так Мишка и зачастил к учителю.

Они вечерами сидели на диване, листали какие-то книги, Мишка, раскрыв рот, слушал поучительные и познавательные истории от Виктора Ивановича и восхищался его огромными знаниями. А потом безбоязненно рассказывал соседу о своих мечтах, делился своими мыслями, словно они с Виктором Ивановичем были знакомы с детства и ели кашу в детском саду из одной тарелки.

Инопланетяне были основным интересом в жизни Мишки – он бредил ими, видел их во сне, рисовал на последних страницах школьных тетрадей и думал только о них. Человек разумный – рассуждал мальчик – не может быть одиноким во вселенной. И уже наступил момент, когда они просто обязаны прилететь! Или уже прилетели и живут среди людей, но просто не обнаруживают себя. Не хотят, наверное…

Виктор Иванович, надо отдать ему должное, вполне серьезно относился к увлечениям Мишки и полностью поддерживал. Но иногда он вытаскивал Мишку из болота его не совсем научных умозаключений и объяснял с помощью простых слов очень сложные вещи. Основной акцент Виктор Иванович делал на увеличение багажа знаний, на книги, которые нужно читать и узнавать с их помощью мир. Об этом и сейчас зашел разговор.
— Читать надо больше, Миша! – горячо рассуждал Виктор Иванович – А то называем себя разумными людьми, а знаем очень мало. И учиться не хотим, времени жалко… Мы лучше на велике гонять будем во дворе, развлекаться… А потом в магазине на упаковке с творогом видим незнакомое слово и теряемся. Попадал ты в подобные ситуации?

— Бывало – кивал Мишка.

— Или еще хуже – считает себя человек разумным, а сам идет на охоту и убивает медведицу, а медвежат отдает в зоопарк. – Продолжал говорить учитель. – Разве так представитель разума поступает? Настоящий разум жизнь оберегает, сочувствует ей, будь это таракан или такой же человек, как ты. Прав я, Миша, или нет?

— Конечно правы… – согласился мальчик.

— Разум – есть высшая точка развития биологических форм, и он низших классов не уничтожает, а себе подобных тем более. Выходит, человек-то создание не очень разумное… Если у нас войны каждый день, планету мы свою не бережем, сосем из земли все соки. А настоящий разум должен альтернативную энергию изобретать, вещества синтезировать, гравитацию побеждать… И для этого нужны колоссальные объемы знаний, исследований… Мне кажется, рано нам еще с инопланетянами встречаться… Вот как ты думаешь, интересно им будет с нами контактировать, если мы сами учиться не умеем и узнавать ничего не хотим?

Мишка хмыкнул, но ничего не сказал.Он понял, к чему клонит Виктор Иванович. Сейчас как обычно переведет все на школу, на уроки налегать посоветует. Естественно, что инопланетяне лично к нему, к Мишке, не прилетят. Они в самом худшем случае, будут общаться с космонавтами, или с правительством. Зачем им одиннадцатилетний мальчик? Но верить-то никто не запрещает!

— Я читаю, Виктор Иванович, читаю… Вот вы мне про Наполеона давали книжку, страниц двадцать всего осталось…

— Интересно? – спросил учитель.

— Народу много – честно признался Мишка. – Все какие-то фамилии, фамилии, а про войну мало очень…

Сосед улыбнулся и достал с полки еще одну книгу.

— Вот тебе следующая… Это про Кутузова.

Мишка поблагодарил и положил книгу себе на колени.

У него давно чесался язык спросить у Виктора Ивановича одну вещь, но все никак не решался. Ладно, решил, подожду до завтра…

Когда часы показывали десять вечера, за Мишкой пришла мама. Она принесла Виктору Ивановичу какого-то печенья и увела Мишку спать.

После школы Мишка летел домой, как болид Формулы-1 – только ветер свистел в ушах. Он наспех переоделся, похватал какие-то куски со стола и быстро смылся к соседу.

— Виктор Иванович! Нашли планету! Нашли! Условия – как наши! Виктор Иванович! Атмосфера! Только далеко очень!

Учитель вышел из кухни с тарелкой бутербродов в руках и был несколько ошарашен неожиданным и громким появлением Мишки.

— Здравствуй, Михаил… Кто нашел? Что нашел? Объясни по-русски, не тараторь…

Мишка выпучил глаза и рьяно жестикулировал, слова сыпались из него, как камни из камнедробилки. Было ясно только одно – случилось что-то очень важное.

Виктору Ивановичу с трудом удалось остудить горячие эмоции мальчика и, наконец, понять, что произошло. Он усадил Мишку на диван, вручил ему бутерброд и спокойно сказал:

— Сейчас чай пить будем… А планет, условия которых пригодны для существования жизни, во вселенной много. Но это еще ничего не доказывает.

Через пять минут Мишка уплетал бутерброды, запивая их сладким чаем, словно не ел неделю. И слушал очередную интересную лекцию Виктора Ивановича:

— Попытайся расширить границы своего сознания, Миша. Допустим, твои любимые инопланетяне прилетят к нам завтра. Почему ты считаешь, что это произойдет так же, как в книжках писателей-фантастов? Разве обязательно инопланетным формам жизни иметь ноги и голову? Или зеленый цвет тела? Или космические корабли, похожие на кухонные комбайны? А если они другие? Совсем-совсем другие, такие, что человеческая мысль еще и постичь не способна!

— Какие другие? – с набитым ртом спросил Мишка.

— Совсем другие! Например, как комки слизи или пыль? Откуда ты знаешь, какой химический состав на тех далеких планетах? Какие формы жизни? Пойдешь ты домой, например, увидишь у двери кучку чего-то отвратительного на вид и не узнаешь, что это инопланетянин. Станет тебе гадко, неприятные ощущения появятся, и ты захочешь поскорее избавиться от этой мерзости. И пропадет бедный инопланетянин в канализации…

Мишка от этих слов даже прекратил жевать. Он ошеломленно уставился на Виктора Ивановича, словно тот вдруг внезапно превратился в Бабу Ягу. Учитель мгновенно уловил перемену настроения в ребенке и смягчил свою речь:

— Нет, Миша, это я для примера сказал, чтобы тебе было лучше уяснить. Пусть не очень к столу, зато эффективно. Не все поддается пониманию с первого раза и не все соответствует нашим представлениям. Скажи мне тридцать лет назад, что у каждого человека будет телефон в кармане, я б тоже не поверил, рассмеялся бы в лицо. Я просто хочу сказать, что наш разум не готов еще к инопланетянам, понимаешь… Вернее те физические рефлексы и химические реакции в нашем организме, которые мы называем разумом.

Мишка явно был озадачен. Не сказать, что он не понимал Виктора Ивановича, но и признаться в полном понимании тоже не мог.

А учитель, превосходно чувствуя мальчика, продолжал свой монолог на более понятном уровне:

— Ты не переживай, я тоже верю, что они есть. И что живут они где-нибудь на своей далекой Глизе-581 и смотрят в телескопы на нас. И грызут свою инопланетную морковку, играют в свой инопланетный футбол и верю, что очень счастливы. Но мы еще слишком мало знаем, чтобы встретить их и общаться с ними на равных.

Мишка несколько секунд думал, а потом отпил большой глоток чаю и утвердительно кивнул. Сообразил, мол, не сомневайтесь.

— Поэтому, Миша, наша с тобой мечта о прогулке с инопланетянином немного откладывается. Но это обязательно произойдет, ты верь…

Мишка поблагодарил Виктора Ивановича за угощение и вдруг погрустнел. Жить без инопланетян стало не интересно. Выходит, что-то удивительное: они есть, но их нет. Непонятно, запутано как-то.

Пока сосед мыл посуду, Мишка сосредоточенно ковырялся в носу и рассуждал. Совсем может быть, что не мы, а они до нашего уровня не дотягивают! Пусть они еще тоже подучатся, вдруг, мы на самом деле их умнее? Вдруг, у них еще ракет даже нету? Конечно, как они тогда прилетят, без ракет-то…

Про электромагнитные волны, кванты и фотоны, Мишка тогда еще не знал, но это не мешало ему трезво осознавать невозможность межпланетного контакта именно сию минуту. Сегодня или завтра, на этой неделе, в общем, в скором времени.

Придется свою мечту спрятать поглубже в извилины – рационально мыслил Мишка – накрыть там аккуратно одеялом, чтобы мечте было уютно спать. А когда подрасту, выучусь, стану настоящим ученым, тогда я ее разбужу. Тогда моя мечта засияет, как солнце, и можно будет к инопланетянам самому лететь.

Рассуждения о перспективах встречи со своими любимыми инопланетянами и вкусные бутерброды с горячим чаем окончательно расслабили Мишку. Он прилег на диван, растянулся во весь свой могучий полутораметровый рост и сладко засопел.

Виктор Иванович не стал тревожить спящего мечтателя.

На следующий день Мишку удивили родители.

Еще за ужином они как-то странно шушукались и косились друг на друга. Мишка, по привычке, не произносил ни слова, молчал, как партизан в плену, и многозначительно раздувал щеки.

После ужина мальчик собирался немедленно уйти к соседу, но в семье происходило что-то странное и явно нетипичное для их привычного образа жизни. Мишка насторожился…

Вдруг папа со зверским и таинственным выражением лица открыл входную дверь и неожиданно скрылся в подъезде…

Мишка остановился в коридоре озадаченный. В голове был только один вопрос – что происходит? Возможно, мама снова что-то придумала.

Прошло пять минут, Мишкин папа вернулся не один.

Он держал на руках волшебное мохнатое существо с мокрым носом, которое пыталось то укусить папу за палец, то лизнуть его в щеку.

На Мишку словно вылили бочку ледяной воды – он оторопел и замер.

Из кухни вышла довольная мама, она прислонилась к косяку и наблюдала за произведенным эффектом.

Мишка чуть не рухнул на пол от навалившегося на него счастья.

— Спа-ни-ель!!! – по слогам выговорил он.

Папа улыбнулся и с важностью в голосе добавил:

— Американский кокер, да…

У Мишки округлились глаза, они превратились в два огромных кристалла и сияли на весь коридор.

Он подскочил к папе, бережно взял на руки щенка и не мог от переполнявшей его радости произнести ни звука. От восторга перехватило горло, язык запутался где-то во рту, и все вокруг заплясало, запрыгало.

Мальчик с придыханием открывал рот, широко улыбался, но никак не мог выговорить ни одного нормального слова.

Наконец, он перестал дрожать от радости, прижался щекой к теплой собачей спине и слабо выговорил:

— Спасибо… Мама… Папа… Я… я…

Договорить не хватило эмоций – помешали слезы, которые неожиданно брызнули из глаз, несмотря на улыбку и необъятную радость.

Но никто из родителей этого не увидел.

— Есть контакт! – шепотом произнес Виктор Иванович.

Затем он бесшумно закрыл дверь мишкиной квартиры и пошел к себе. Ему сегодня еще нужно было починить кран – что-то стал сильно свистеть…

 

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Один комментарий

  1. Замечательный рассказ. Я сама зачиталась. Сразу вспомнились старые, добрые времена с рассказами наших классиков. Обожаю такой стиль. Живо, умно, трогательно, от души, и, главное- ты прямо живешь атмосферой и как будто сам вовлечен во все. Спасибо вам огромное. Как в детство вернулась. А родители -то как мудры…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

MAXCACHE: 1.87MB/0.00027 sec