Цветная музыка души | Неизвестные интервью Терентия Травника

Цветная музыка души

Терентiй Травнiкъ – поэт, философ, публицист. Его личность остается и по сей день таинственной и загадочной. Терентiй – человек-тайна, в своем творчестве он может открывать те сферы, которые не совсем доступны большинству людей. С полной уверенностью Травнiка можно отнести к тем энигматическим людям, которые имеют контакт с миром Божественного и пытаются выразить эти состояния при помощи символического слова, фразы.

ТТравнiкъ публикация

Все работы поэта-философа –  это отражение внутреннего мира художника – они открывают нам всю широту восприятия этого мастера. Насколько глубоки и многоплановы  произведения Терентiя Травнiка мы можем убедиться сами, соприкоснувшись с любым из них. Все его произведения проникнуты глубинной сакральностью, с необъяснимой силой они привлекают читателя, зрителя, слушателя своей непростым и многозначительным смыслом.

Попробовать понять, прочувствовать личность этого мастера мы можем не только в содержании его необычных произведений, в прочтении насыщенных духом искания и борьбы стихотворений, в прослушивании его музыки, но и в наполненных образностью и знанием беседах с ним, во внимательном исследовании его креативного мира. В этой книге представлена совсем небольшая часть бесед, встреч и лекций Травнiка, которые я собираю не один год. Надеюсь, что в дальнейшем библиотека о нем пополнится новыми публицистическими сборниками с его беседами и размышлениями.

 Иулия Фадеева

июнь 2004 год                                                       

Дмитрий Волков

  

                        «МИР ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ»

               Интервью с поэтом Терентiемъ Травнiкомъ

 

Корреспондент: Уважаемый Терентiй, сейчас много говорят о свободной литературе. Что это, по-вашему? Это очередной миф? 

Ответ: Когда любой автор может издать свою книгу, напечататься в газете или журнале, это действительно свободная литература. Да, издательство может отказать автору в силу каких-либо причин, но это еще не говорит о несвободе литературы, есть еще и интернет, в конце концов, где все возможно. В этом смысле сейчас в России свобода. Но мне кажется, что свободная литература – это, ни столько доступность к тиражированию, сколько возможность автора, его потенциальная возможность, его стремление к откровенности, к честности. Если такое чувство приветствуется обществом, если оно позволительно, то  это и есть свободная литература. Ответив на ваш вопрос так, как я, о свободе говорить рано. Автор до сих пор многое делает с оглядкой, с оглядкой на власть, на редактора, на читателя, даже на друзей и уже в конце на себя. И чем больше автор говорит о независимости своих суждений, тем более он, увы, пока зависим. Свобода молчалива, она просто есть и все, когда есть.

 Корреспондент: Я знаю, Вы много путешествовали по стране. Есть ли то, что Вы смогли поместить ну, если не на обложку вашей книги, то хотя бы поставить эпиграфом к ней. Я имею в виду Вашу будущую книгу. 

Ответ: Выбирать обложку для меня, это все равно, что книгу написать. Я к этому подхожу с должным вниманием, серьезно. Если говорить о стране, то в России все значимо, все весомо. Я русский поэт и все родное для меня приемлемо.  Не то, что обложку для книги, я бы каждое стихотворение иллюстрировал родным пейзажем. Вы даже не представляете, какая красивая наша земля. Как только выезжаешь из города, то попадаешь в красоту. В городе это не видно, город тесный. А красота – это всегда просторище, это всегда через край. Россия – широкая страна, огромная, величайшая… Наша русская душа такая же, как страна и наше искусство такое же. Широтой души мы все обязаны просторам Родины. Будущая книга будет связана с темой Родины, она будет называться «Благодарение» и, конечно же, будет на обложке ее портрет.

Корреспондент: Я знаю, что вы талантливый художник… Еще и музыкант… Теперь литература… Как Вам удается все это совмещать? 

Ответ: Так же, как в каждом из нас совмещены все органы чувств. Это вопрос не ко мне. Господь милостью своей все это в нас совместил изначально, а я просто всем этим пользуюсь. Художник пользуется глазами, музыкант слухом, а я всем сразу. Хитрости никакой. «Используй то, что под рукою и не ищи себе другое» – так кажется, говорил Фог в известном мультфильме. 

Корреспондент: Вас интересует политика и насколько? 

Ответ: Я до сих пор точно не могу понять, что такое политика.  Понятно, что это некая деятельность, связанная с распределением власти внутри государства и между странами. Вероятно, в ее функции входит и обеспечение в обществе гражданского порядка на основе четкого разграничения отношений господства и подчинения. Но это словарно сказано, а на деле это сплошные игры, даже игрища. У меня всегда создается ощущение, что полтика вне жизни, как и любая игра. Жизнь как-то сама справляется со своими делами, а политика ей иногда мешает. Наука, искусство, армия, экономика – это немного другое, а вот политика… Думаю, что это самый нескончаемый спектакль зачем-то созданный социумом. Видимо он пестует какую-то часть наших страстей, думаю – это стремление к власти, вот и живет он на этом, как на дрожжах.

 Корреспондент: Не так давно Вы начали  замечательный проект «Часы», будут ли еще подобные проекты в Вашем творчестве? И каково, в целом,  Ваше отношение к подобным проектам? 

Ответ: «Часы» – это гуманитарный и бескорыстный проект. Если я и прошу сил у Господа, то прежде всего, на подобные проекты. Будут силы, будут и другие «Часы», а пока дай Бог этот осуществить. 

Корреспондент: Я знаю, что Ваша книжка «Ежки-Пажки», обращенная к детям, пользуется немалой популярностью и у взрослых. Как Вы думаете, с чем это связано? 

Ответ: Не хочу сам говорить о своей книге, что она хорошая. Поэтому сразу извините. Но, если это так, то она и будет популярной и неважно для какого возраста она создана. Взрослые могут читать любые книги, дети же нет, в силу своего понимания. Если взрослый читает детскую книгу, то это, скорее всего, говорит о том, что книга удалась ее автору, вот и все. Я, например, с волнением заглядываю в «Приключения незнайки» и по сей день. 

Корреспондент:  Хочется спросить про Гугушатию… с тех пор, как она впервые появилась в Интернете несколько лет назад на Вашем сайте. Она обросла огромным количеством легенд, домыслов и дополнений, особенно в среде студенчества. Есть ли в этой тайне – тайна? Когда-то в Узком квинтет молодых музыкантов исполнил Вашу знаменитую симфостори… Будет ли звучать Ваша музыка в более расширенном исполнении? 

Ответ: Гугушатия и тайна – это синонимы. Этим, думаю, все сказано. Что касается исполнения моей музыки на сцене, той о которой вы упомянули, то время покажет. Музыка уже создана и исполнена, а дальше этим займется пусть госпожа Тайна, думаю у нее все получится. По-другому и не бывало. 

Корреспондент: А правда ли то, что в Вашей музыке сокрыта тайна кладов усадьбы Узкое? 

Ответ: Да, это правда. Мне хотелось выйти за рамки звучания, и я придумал систему кодировки для сокровищ – волшебных сокровищ, которые скрывает Гугушатия. Вам уже интересно, Дмитрий? 

Корреспондент: Говорят, что московский поэт Александр Абалихин пишет версию Гугушатия для детей, это так? 

Ответ: Мы говорили с Александром на эту тему, он очень заинтересовался  моим предложением, но творческая кухня имеет свои секреты, поэтому этим я и ограничусь.

Корреспондент: Ваши пожелания нашему клубу, пожелания московского волшебника, как Вас еще называют иногда… 

Ответ: Поменьше чудес. Чудеса всегда отдаляют от истины, какими бы желанными они ни были.

 Санкт-Петербург. 2010 год

 

Cветлана Потапова

МОЕ ВОСПРИЯТИЕ КАРТИН Т.ТРАВНIКА.

«Сомнамбулия»

Печально-мистическая картина: и вроде бы гуляют по крышам, но каждый по своей, и вроде бы тянутся друг к другу, но не могут преодолеть земного притяжения и воспарить над обыденностью. И полная Луна с язвительной ухмылкой взирает на них с небес; она-то видит, что оба забыли, как это – летать. Они слишком заняты собой, в них сидит страх и они не могут (страшатся) преодолеть того расстояния, что есть между ними… Потому что в их сердцах нет любви.

Но свет Луны их манит…

Эта картина – ода эгоизму, рефлексия одиночек. И если бы на фоне неба, на других крышах, в зияющих глазницах окон едва прочитывались силуэты также устремленных друг к другу, летающих вместе, сплетенных или отторгнутых душ, картина, на мой взгляд, имела бы совсем другое звучание. Мы не уникальны в своих исканиях, эфир полон подсказок и знаков, просто оглянись вокруг, вглядись в Ничто – и целый мир откроется тебе.

«…Все в мире, что сейчас так ново

В веках минувших тыщу раз

До нас уже случалось

И случится снова…»

Но, в любом случае, картине требуется нефритовая рама и, возможно, несколько мазков фосфорисцирующей краской. 

 

«Живое и мертвое»

Предметы быта, пережившие своего хозяина. Они еще хранят его запах, но это только отсрочка от смерти, они мертвые по определению, Хозяин наделял их жизнью, в сопричастности к его бытию была их жизнь, жизнь вещей.

Ворон – символ долголетия и мудрости тоже мертв. Это тушка. Чучело. И его цепляющиеся за стол коготки, не спасут его от Смерти, как и его возраст, как и его данность – возможность жить много дольше других. И пусть еще теплится жизнь в его зрачке, я вижу трупное окоченение и лапки его отвратительно вытянулись и неестественно изогнулись (диагональ ножка – лапка превращается в когтистую руку Смерти, которая тянется из картины ко мне, живой, на этой трапезе Смерти).

(Правосторонняя нисходящая трехмерность картины).

Свеча (о, издержки полиграфии!) только что погасла, еще тлеет ее фитилек, прощаясь с жизнью тонкой светлой струйкой дыма, устремленного зигзагообразно вверх.

Дым – это память о Жизни. Жизни огня. Но огонь не умер, он лишь погас на время, оставив о себе яркое воспоминание в виде ореола над свечой и, что самое главное, живо тепло, куда он может вернуться. Жива потухшая свеча. Восковое тело, как контейнер для жизни. Законсервированная мощь.

Два яйца. Безусловно, живые. Это подтверждает их динамика положений. Они в движении. Им не стоится на месте. Жизнь эмбриона. Даже двух. Инь и Янь. (Правильно было бы Ян-Инь, но все же мне хочется смягчить и Ян – Свет, чтоб не обжигал, и Инь – тьму, чтобы не пугала, поэтому в моей интерпретации будет даже Инь-Янь). Чтобы продолжить Круг Жизни. И им уже не важно, что свеча погасла, им хватит остаточного тепла, чтобы вылупиться и продолжить Жизнь. Да и зачем им свеча, если встает великое Солнце, выходящее за рамки картины, согревающие и меня, зрителя, своим теплом и заряжающее энергией Жизни все вокруг (и внутри, и вне картины).

(Центральная трехмерность картины с эффектом погружения).

И фитиль самовозгорится, и новый Ворон будет жить 300 лет, и забурлит, закипая, вода в чайнике, и в услужливом ожидании быть наполненной вновь, замрет посуда… И все повторится вновь.

И смерть не страшна. Потому что Жизнь вечна, а смерть неизбежна.

Но и Жизнь и Смерть – всего лишь игрушки в руках Бога. А мы по неведению, думаем, что эта жизнь принадлежит нам, потому и страшимся. Зачем бояться утратить то, что тебе не принадлежит?

Можно лишь Благо Дарить за то, что мы пересеклись в Пути – я и Жизнь.

Но так как в оригинале свеча горит, то мое видение ошибочно.))) И я не могу прочесть картины с горящей свечой, потому что ее не вижу…

 А так как свеча горит, птенцы скоро вылупятся, Круг Жизни начнется вновь, Время сожмется и остановится. И срок тебе – 19 февраля. Ты должен успеть вспомнить. И все повторится вновь.

Право выбора в твоих руках, ты можешь захотеть вспомнить или не захотеть вспоминать. 50:50. ? Пришло время иных пропорций.

 «Вечная память»

Что такое жизнь? Это дорога к Богу. И от того, как ты по ней шел, будет зависеть как долго будет гореть свеча на твоей могиле. Remember More. Твори добро.

«Метель»

Унылое одиночество. Темное, безликое, нагнетаемое. Неприкаянность и противостояние. И потери, потери, потери…

«Реки и мосты»

Руны, как символ смирения и предопределенности. Неподъемные и основоопределяющие. Фатальность. Они медленно наползают на изможденного, обессиленного человека, привязанного к дереву. Он принимает волю Судьбы, он устал бороться. Мысль его, устремленная в Небо, витеевато дробится и растворяется, не дождавшись ответа. Он еще слишком земной, он привязан к дереву, мощные корни которого питают недра земли, а ветви, тоже обращенные к земле, бесплодны. В нем нет жизни. И только плоть его, омытая кровью искупляющей жертвы, вопит: «Я разверзлась! Я готова! Войди в меня и наполни меня соком жизни!» И руны, как бесстрастные свидетели, стоят на страже этого ритуального самоистязания. И слетаются вороны, и ползут гады…

А мир вокруг играет красками и куда-то зовет дорога…

 «Осенний минор»

По раздолбанной, полной осенней хляби, проторенной кем-то колее. По хлюпающей грязи, холодной воде, скользкой земле, в объезд через лес, сквозь падения и ошибки. Но с твердым намерением достичь цели.

Или сразу вверх, напрямки — к храму, по неведомому никому пути. По наитию.

У тебя всегда есть выбор.

Выбор пути, по которому ты пройдешь, и промежутка времени, которое ты готов на это потратить.

Восхождение – это не конечная точка. Это этап.

«Дисгармония»

Мир теней в разорванном мире выхватывает из небытия фрагменты лиц. Но это маски. Маски – роли. Но они сброшены за ненадобностью, ибо за ними скрывается мир теней. Он развивался и рос и, наконец, разбив вдребезги мир нарисованных лиц и неискренних чувств, обрел пространство и свободу. Он спокоен и глубок. И он не боится света, потому что именно свет выявляет его силуэт, делая контуры контрастней и ярче, раскрывает суть и дарует жизнь. Без прикрытия, без масок, без легенд. De fakto.

Мир полуночных страхов, некрасивых поступков, непрощенных обид и несбывшихся надежд – вот что скрывается за тщательно прорисованной маской мнимого благополучия. И только приняв в себе и другом эту Галактику, возможно прикоснуться к Гармонии.

Автор: Дмитрий Калинин

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

MAXCACHE: 1.85MB/0.00025 sec