Безобразный Грюн | Невероятная история про жителей Хавкустен
Главная / Разное / Безобразный Грюн

Безобразный Грюн

А сегодня у нас для Вас есть замечательный сюрприз! Мы начинаем публикацию серии новых рассказов Владимира Косарева!!! 🙂

Вы, конечно же, помните такие его  рассказы и сказки для младших школьников,  как «Снежный кот и Зюзизяки«, «Приключения Ника и Роны в Огневом лабиринте» и многие-многие другие.

А ведь есть еще на нашем сайте и цикл рассказов Владимира, написанный для подростков. «Не отрывайте крылья мухам«,  «Контакт«, «Колчан и Хромой«.

В общем, дополнительно представлять Владимира Косарева и его произведения Вам, думаю, не нужно.

***

В рыбацкой деревне Хавкустен, что находится на полуострове между Холодным и Солёным морями, жил человек по имени Грюн из рода Безобразных. Так этот род прозвали люди за то, что все мужчины рода были внешне весьма непривлекательны. Старухи говорили, что Южные Волшебники наложили проклятье на всё семейство Грюна и его отец и дед и прадед тоже были страшными. Но правда ли это — никто в деревне не знал.

 

Лицо Грюна было очень уродливым и некрасивым, и издалека напоминало кучу серых камней, из-под которых сверкали два мелких стёклышка глаз. На его низкий лоб спадала копна жёстких, рыжих волос, шеи у Грюна не было — голова росла сразу из спины, да к тому же бедняга прихрамывал при ходьбе. А сам Грюн не обижался на фамильное прозвище, он прекрасно понимал, что не красавец, и мудро мирился с этим. Жены у Грюна не было, потому что ни одна девица не соглашалась выйти за него замуж.

Но несмотря на своё внешнее безобразие, Безобразный Грюн обладал очень добрым и отзывчивым сердцем, и люди знали это. Грюна никто не обижал и все уважали в деревне.

Очень часто в Хавкустене можно было слышать такие фразы:

— Грюн, уважаемый, занеси фрау Ангелике молока и мяса, пожалуйста!

— Грюн, любезный, просим тебя в воскресенье к нам на кружку пива!

— Грюн, дружище, мы с братом будем перестилать сарай, приходи, пожалуйста, поможешь!

— Грюн, дорогой, я приготовила для тебя несколько монет, прими их в подарок, пожалуйста, и сходи на ярмарку!

И так далее…

Хавкустен — это уютная и добрая деревня. Каждый хотел бы иметь здесь домик.

Рыбацкая деревня

Однажды Безобразному Грюну поручили важное задание — он должен был доставить в деревню Грёнског лекарство для одной умирающей старухи. Старуха эта болела часто и долго и давно собиралась помереть, а доктор во всей округе был только один, и он жил в Хавкустене.

Пусть до Грёнскога был неблизким — нужно было пройти весь берег полуострова, преодолеть горный перевал и пересечь лес, на дальнем краю которого и располагалась эта деревня.

Грюн взял в дорогу хлеба с колбасой и бутылку домашней розовой настойки. Настроение его было хорошим, он бодро покинул Хавкустен, держа заветное лекарство за пазухой. Солнце светило ему в спину, невесомый ветерок трепал огненные волосы, а дорога стелилась так мягко, словно была ковром.

Пройдя по берегу полуострова, Грюн свернул в горы и тут с ним приключилось первое несчастье. Башмаки, которые служили Грюну честно и добросовестно вот уже без малого лет семь, вдруг решили предать хозяина. Вернее, один башмак решил предать — правый. Он вдруг заупрямился на камнях горной дороги и оторвал сам себе каблук, обнажив на подошве ржавые гвозди.

Грюн присел у дороги и снял башмак.

— Что же ты, дорогой правый ботинок, так плохо себя  ведёшь? — сказал, поохав, Грюн. — У нас с тобой очень важное дело, а ты заупрямился. Нет, брат-ботинок, надо тебя починить и мы пойдем дальше.

И тут с Грюном случилось второе несчастье. Прилаживая отлетевший каблук на место, Грюн орудовал тяжёлым камнем, и ненароком ударил сам себя по пальцу, в который к тому же воткнулся торчащий гвоздь.

Боль была дикая, Грюн скорчил ужасную гримасу, от чего его лицо стало еще безобразнее. Он скакал по дороге на одной ноге и дул на палец, с проклятьями отбросив камень в сторону.

И тут не заставило себя ждать третье несчастье. А как известно, все несчастья — это родные сестры и они никогда не ходят по свету в одиночку. Пока Грюн прыгал от боли, он наскочил на собственную сумку и раздавил бутылку с настойкой. Розовая жидкость вылилась из сумки, окрасила тёмные камни горной дороги и впиталась в пыль.

— Ууууу! — завопил Грюн и с гневом вцепился себе в волосы.

А между тем, весёлое и задорное солнце, которое светило Грюну, задумало уже садиться за горизонт. Наступал вечер — небо потемнело и с горного перевала потянулись прохладные воздушные струи.

Грюн решил устроить ночлег прямо у края дороги, в редкой траве. Все равно — решил он — в Хавкустен возвращаться нет резона, а ботинок можно починить и завтра утром.

Но ночью с Грюном произошло еще одно несчастье…

 

 

В это время в далёкой деревне Грёнског умирающая старуха звала к себе дочь.

— Аника! Аника! — она ворочалась в постели и кричала глухим голосом.

Из комнаты вышла стройная красавица с длинными волосами и глазами цвета молодого северного льда. Девушка присела к матери на кровать и взяла её ладонь.

— Аника! — простонала старуха, сверкая страшными впалыми глазами. — Молчи и слушай меня!

Затем старуха долго и пронзительно кашляла, а Аника не проронила ни слова, её глаза были полны слез.

— Слушай, меня, Аника! Моя красавица и единственная радость в жизни. Я одна воспитывала тебя, я отдала тебе все силы и всю свою любовь. Теперь я умираю… Я чувствую, что моё сердце вот-вот перестанет биться, поэтому я должна открыть тебе тайну твоего отца. Он был искусным моряком и пиратом, его звали Велунд, он приходил в гавань Хавкустена, когда я служила там в молодости. Я была работницей в трактире, а Велунд с друзьями заходил к нам и оставлял горы денег за угощения и танцы. Мы полюбили друг друга и у нас родилась ты. Затем он надолго ушёл в море и их корабль был потоплен королевским флотом. Твой отец погиб, Аника, но он оставил после себя несметные сокровища. Незадолго до своего последнего похода он отдал мне сундук с золотыми монетами. Он завещал его тебе. Я закопала сундук твоего отца в Долине Зелёных Холмов. Здесь карта…

Старуха повернулась и одной рукой вытащила из-под многочисленных одеял свёрток старой, дряблой бумаги. Она развернула его и бросила на колени дочери. Аника ошарашенно и заворожённо смотрела на мать.

— Слушай, Аника! — продолжила скрипеть старуха. — Я всю жизнь прожила, как нищенка, я влачила жалкое существование и даже просила милостыню… Я отдавала тебе, моя кровь, последние крохи… Но я не тронула ни одной монеты из сундука Велунда, потому что я дала ему клятву. Это богатство принадлежит только тебе! Ты заслужила его! Ты красива и стройна, как твой отец, ты сильна и упряма, как твой отец, ты умна, как твой отец и тысяча чертей! Владей сокровищем, но только дай мне слово! Дай обещание!

Аника упала на колени перед кроватью и склонилась к матери.

— Какой слово, мамочка? Прошу тебя, не умирай! Я выполню все, что ты пожелаешь!

Старуха начала тяжело дышать и что-то бессвязно бормотать. В её глазах то угасал то снова вспыхивал свет разума. Наконец, она собралась с силами и произнесла:

— Сначала запомни карту и сожги ее! — старуха грозно указала на печь.

Аника вскочила, поднесла карту к глазам и долго-долго всматривалась в неё. Когда карта полностью отпечаталась в ее памяти, Аника открыла створку печи и бросила карту в огонь. Пламя в несколько мгновений проглотило тайну моряка Велунда, невесомый прах вылетел через трубу.

— Сядь, Аника — приказала старуха и дочь беспрекословно подчинилась. — Неделю назад я написала доктору в Хавкустен письмо… Доктор должен был приготовить лекарство и отправить его мне с гонцом. В Хавкустене всегда жили добрые и сильные парни… Все девчонки на полуострове мечтали выйти замуж за парней из Хавкустена…

— О чем ты, мама? — перебила старуху красавица Аника — я тебя не понимаю…

— Слушай далее! — злобно прошипела старуха. — Пока силы еще есть в моей груди и пока голос мой слышен. Я уже одной ногой в Море Смерти… Даже Южные Волшебники не спасут меня. Мне осталось совсем немного и я хочу услышать твою клятву. Поклянись, дочь, что выполнишь мою последнюю просьбу! Поклянись перед лицом моей смерти!

— Да, да, мамочка! — Аника содрогалась всем телом и слезы алмазным потоком лились из ее прекрасных глаз. — Я выполню любую твою просьбу. Клянусь…

Старуха помолчала немного, собралась с силами и выдавила:

— В Хавкустене всегда были добрые и сильные парни… А ты выросла такой красавицей и гонишь от наших дверей всех женихов. Ни один парень не нравится тебе, все они получают от тебя лишь насмешки… Так вот пообещай мне, дочь! Когда придёт гонец из Хавкустена, пообещай мне, что ты выйдешь за него замуж!!!

Глаза старухи сделались яростными и жестокими. Она изогнулась вся в нелепой позе, испустила последний вздох и упала замертво.

Аника закрыла лицо руками от ужаса и только шептала в горестном полубреду: «да, мамочка, я выйду замуж», «да, мамочка, я выйду замуж»…

 

 

Безобразный Грюн открыл глаза и сладко потянулся. Солнце вышло из-за гор, обласкало землю тёплыми лучами и приободрило Грюна.

Он вскочил и решил было позавтракать, но вдруг обнаружил пустую сумку. Ночью мыши прогрызли его котомку и утащили всю еду — свежий белый хлеб, который ему подарили в пекарне, и замечательную колбасу с чесноком и ароматными приправами.

— Эх! — тоскливо произнёс Грюн и чуть было не заплакал.

Пришлось продолжать свой путь в Грёнског голодным и в ботинке без каблука. Грюн так и не смог починить свой башмак, поэтому просто сунул оторванный каблук в карман.

Спустившись с перевала, Грюн напился в ручье и, радуясь солнцу, пошагал через лес. В лесу он наелся ягод.

— Ну, жить можно! И хорошо, что лекарство я не потерял! — похлопывал себя по груди Грюн и хромал по лесной тропинке.

Вскоре тропинка вывела его из леса. На опушке раскинула свои дома деревня Грёнског.

Грюн быстро нашёл дом старухи и постучал в ворота. Дверь открыла заплаканная женщина, одетая в чёрное. Во дворе ходили какие-то люди тоже облачённые в траурную одежду. Грюн робко вошёл во двор и стал искать хозяев, он в одночасье понял, что произошло что-то ужасное.

Вдруг двери дома отворились и мужчины вынесли на руках белый гроб, в котором лежала сухая старуха. Сразу за гробом выступала прямая и гордая красавица, слезы расчертили серебряные линии на ее розовых щеках, алые губы были плотно сжаты и, казалось, пылали огнём, а большие голубые глаза сверкали от горя.

Грюн все понял и обессиленный сел прямо на землю.

Он вытащил из кармана флакон с лекарством и грустно вгляделся в своё отражение в тёмном стекле — на него смотрела безобразная харя с кривыми щеками, огромным носом и сморщенным подбородком. Он еще раз бросил взгляд на красавицу и отвернулся. Ему было стыдно за своё уродство, но больше всего ему было стыдно за то, что он опоздал с лекарством.

— Проклятый башмак! — выругался Грюн и выбросил злосчастный каблук за забор. — Надо было бежать босиком и не оставаться на ночёвку! Эх, какой же я осел!

Вдруг чья-то рука коснулась плеча Грюна. Он вздрогнул и вскочил на ноги. Рядом с ним стояла заплаканная красавица.

Грюн опустил глаза от стыда и поспешно прикрылся рукавом, пряча своё безобразное лицо.

— Простите меня, красавица… — сказал он, отвернувшись от девушки. — Я опоздал с лекарством. Именно я должен был доставить вашей матери лекарство из Хавкустена.

Красавица смахнула платком слезы и твердо сказала:

— Лекарство бы все равно не помогло… болезнь давно терзала мою бедную мать. Откройтесь мне, кто вы? Как вас зовут? Я Аника.

Грюн опустил руку, резко повернулся и поднял глаза на Анику. Девушка охнула, прикрыв рот рукой, и невольно сделала шаг назад.

— Моё имя Грюн, я из рода Безобразных из деревни Хавкустен — мрачно произнёс уродец. Он смотрел на Анику и в его глазах зарождались слезы.

Он любовался ее прекрасными глазами цвета молодого северного льда, ее алыми губами, ровным овалом лица и грациозной шеей, которая была обвязана траурным платком. В груди Грюна бешено колотилось чувство, он еще никогда в жизни так не переживал. Красота Аники волновала его и трепетно томила сердце.

Аника же смотрела на Грюна с омерзением, не в силах преодолеть отвращения к его уродству. Она прикрывала платком рот и качала головой, осознавая своё великое несчастье. Перед ней стоял настоящий выродок, по уродливости и безобразию он был несравним ни с чем на земле.

Наконец, Аника пришла в себя и сказала твердо:

— Оставайтесь в доме, Грюн. После похорон я вас найду и сообщу кое-что. Ждите!

После того, как жители Грёнскога простились со старухой, похоронная процессия отправилась на кладбище. Грюн остался ждать в доме.

Вечером Аника рассказала о клятве, чем немало ошарашила Грюна, и тот не спал всю ночь.

 

На следующее утро красавица Аника созвала соседей с друзьями и сообщила, что выходит замуж. Она рассказала, о чем поклялась перед смертью матери, и представила гостям своего жениха.

Грюн, вышел на крыльцо и глупо улыбнулся, щурясь от яркого света. Он стеснительно пожимал плечами и старался спрятать за левую ногу свой порванный башмак.

Аника была тверда и серьёзна, как могучая скала. Она взяла Грюна за руку и еще раз громко произнесла:

— Это Грюн из рода Безобразных, из Хавкустена! Он будет моим мужем! Через месяц, когда кончится траур по мамочке, мы сыграем свадьбу! Прошу всех приходить, вы приглашены!

И она втолкнула Грюна в дом, чтобы он не видел, как жители Грёнскога забавляются, насмехаясь над его физиономией, и держатся за животы от смеха.

Аника захлопнула дверь и скинула с себя чёрный траурный платок. Она пылала от ненависти.

— Послушай меня, ничтожество! — гневно выкрикнула Аника в сторону Грюна и осыпала его искрами неприязни. — Если бы не моя святая мамочка, твоя уродливая рожа никогда бы не приблизилась к нашему дому! Но я дала клятву и не нарушу ее! Поэтому ты должен сидеть тихо и беспрекословно слушаться меня! Ты станешь моим мужем, но даже пальцем не прикоснёшься ко мне! Я красива, умна и богата, а ты бедный, ничтожный урод! Если хочешь жить, слушайся меня и исполняй мои желания!

Грюн упал на колени и прижал руки к груди, он взмолился:

— Аника, за что ты меня так ненавидишь? Я же ни в чем не виноват! Я полюбил тебя и не могу приказать сердцу разлюбить. И я согласен на все твои условия. Я готов служить тебе, только не злись… только не обижай меня своим невниманием.

Красавица злобно ухмыльнулась в ответ:

— Прекрасно! Очень скоро мне пригодится покорный раб… До свадьбы мы отправляемся в Долину Зелёных Холмов. Есть одна работа…

 

Несколько часов Аника и Грюн тряслись в коляске, пока Долина Зелёных Холмов не раскинула перед ними своё бархатное великолепие.

Они расплатились с кучером и пошли в сторону, известную лишь Анике. Грюн покорно брёл за своей будущей супругой, таща на себе припасы и инструменты.

Сверяясь со своей памятью, девушка смело подошла к нужному холму. Там она нашла нужное дерево, под которым покоился сундук пирата Велунда.

Грюн принялся копать, а Аника расположилась на травке, она пила лимонад и отдыхала от дальней дороги.

Она была великолепна в походном наряде и выглядела, как королева на отдыхе во время охоты. Она сидела на цветном коврике, протянув длинные ноги, и нехотя отмахивалась от мух платком. Движения Аники были царственны и грациозны. Да, пожалуй, она могла бы сойти и за королеву. Жаль, что слуга при ней был всего один. Он рыл землю, заворожённо поглядывая на свою любимую.

— Не отвлекайся, Грюн, — Аника немного смягчилась от осознания скорой находки. — Копай внимательнее и, может быть, я сделаю тебя счастливым.

Наконец, в яме звякнуло что-то твёрдое. Грюн остановился и отбросил лопату.

— Аника, дорогая, тут что-то есть…

Девушка вскочила и упала на колени рядом с выкопанной ямой.

— Тащи, Грюн! Тащи скорее! Ставь на край! — нетерпеливо выкрикивала она.

Грюн с трудом вырвал из мокрой земли небольшой, но очень тяжёлый сундук. Он очистил крышку от комьев и постучал по пузатому боку.

— Кажется, полный… В нем что-то очень ценное, Аника?

Любимая не ответила своему слуге и с жадностью принялась ощупывать сундук. Ее изящные пальцы обшаривали крышку и, наконец, что-то там щёлкнуло.

— Отвернись! — скомандовала Аника и толкнула Грюна в плечо.

Грюн отошёл в сторону выпить воды. Он устал и даже не смотрел на девушку, но в его душу прокралось какое-то гнетущее, нехорошее чувство. Он сел на коврик, отряхнул руки, достал из сумки горбушку хлеба и отломил себе небольшой кусок. Находясь в растерянной задумчивости, Грюн жевал хлеб и вдруг чуть не прикусил язык, услышав неожиданный крик Аники.

Девушка истошно орала, тряся руками, испачканными в земле, и топала ногами. Она показывала Грюну на сундук.

— Он пустой! Пустой! Пустой!!! — Аника кричала и размахивала руками. Она была настолько взбешена, что казалось, от неё летели молнии ненависти и отчаяния.

Грюн подскочил к сундуку — тот был набит каким-то тряпьём. Вытряхнув хлам, Грюн обнаружил на дне сундука кусок ветхого пергамента.

Грюн извлёк пергамент и показал его Анике.

— Это я видела!!! — зарычала она в ответ, злобно вытаращив глаза. — Кто такой этот Эльсбен Синий??? Кто он такой?

Грюн развернул пергамент и прочёл:

«Золото принадлежит мне. Пройдоха Велунд обманул меня и поплатился за это жизнью. Я долго искал сундук и я его нашёл. Хо-хо-хо! Счастливо оставаться! Привет от  Эльсбена Синего.»

 

Весь обратный путь Грюн слушал проклятия и брань Аники. Она ругалась беспрестанно, собирая самые гнусные слова и выражения, которые только придумали люди. Досталось всем — и Эльсбену Синему, и Грюну, и даже ни в чем не повинному кучеру, который правил лошадьми. И лошадям, которые тащили коляску, тоже досталось.

— Противный мир! Противный, занудный кучер! Гадкие, вонючие лошади! Все против меня в этом мире! И ты, противный Грюн, тоже против меня! Будь проклят тот день, когда ты родился на свет! — злобно, словно гадюка, шипела Аника. — Будь проклят тот день, когда зародился твой безобразный род! Будь проклят тот день, когда построили твою деревню! И ваш отвратительный бездарный доктор со своим чертовым лекарством тоже будь проклят! Это ты, Грюн, во всем виноват! Ты принес в мою жизнь несчастье! Если бы моя матушка умерла на день раньше! О, боги! Зачем мне такое наказание? Что сидишь и смотришь на меня, образина? Завтра же соберёшься и пойдёшь искать этого жулика — Эльсбена Синего! Да хоть Красного! Хоть Зелёного! Но ты обязан его найти! Обязан забрать у него моё золото, иначе нам не на что будет играть свадьбу! А я дала слово при жителях Грёнскога, и не могу его нарушить! Я дала клятву своей бедной мамочке. О, горе мне! Это ты, подлый Грюн, во всем виноват! Чтоб на тебя упало вон то высокое дерево!

Аника ругалась и толкала Грюна острым локтем в бок. Грюн покорно молчал и горестно смотрел на дорогу.

Конечно, он соберётся и поедет хоть на край света, чтобы найти жулика Эльсбена. Конечно, он выполнит все просьбы своей ненаглядной Аники. Он сделает все, лишь бы она была довольна. А иначе зачем ему жить на белом свете?

Приехав домой, Аника не дала Грюну даже стакана воды после дороги. Она продолжала кричать и ругаться и вытолкала жениха из дома. Он, согнувшись от оскорблений, отправился спать под лестницу без ужина.

 

Следующим утром Аника сунула Грюну в руки дорожную палку, сумку и несколько монет.

— Отправляйся сей же час на поиски! — наказывала девушка, хмурясь, словно грозовая туча и размахивая руками — Найди этого негодяя Эльсбена Синего и отбери у него моё золото! Делай что хочешь, но добудь мне его! Это золото мне завещал покойный отец! Оно принадлежит мне по праву. И не возвращайся без золота, образина!

Аника на мгновенье остановилась и ее красивая рука застыла в воздухе.

— Только — хитро улыбнулась девушка — никому не рассказывай о золоте! Заклинаю! Никому ни слова. Говори всем, что Эльсбен Синий — это друг моего отца моряка Велунда, у которого хранятся какие-то семейные письма. Они мне очень дороги. Да! Именно так! Мы ищем бесценные семейные письма. И никому о золоте!!! Понял, урод!

Она вытолкнула Грюна за порог и продолжала гневно ругаться, хотя рядом с ней уже никого не было.

Грюн вышел из Грёнскога и побрёл в лес. Он не знал, куда идти, поэтому отправился в родную деревню Хавкустен.

Солнце, проникая сквозь ветви деревьев, заливало Грюна и рисовало на его сгорбленной спине всеобразные узоры. Солнце забавлялось с Грюном и хотело поднять ему настроение. Но Безобразный Грюн не замечал солнца. Он шёл по лесной тропинке, хромая и опираясь на дорожную палку. Его правый башмак по-прежнему был без каблука.

— Что, дорогой друг-ботинок, — мрачно говорил Грюн — вляпались мы с тобой в историю? Так бывает, конечно… Живёшь себе живёшь, никого не трогаешь, а какая-нибудь история вдруг решает, что ты должен в неё вляпаться. Эх… И почему же Аника такая злая? Раньше я думал, что все красавицы добрые. Вот в нашей деревне Хавкустен все красивые девушки добрые. Ведь так?

Он с печалью смотрел на свой правый башмак, который не мог ничего ответить, и качал головой.

Дойдя до горного перевала, Грюн решил немного отдохнуть и присел на серый валун у дороги. Он напился воды из фляги, которую наполнил в ручье, и расстегнул куртку. До Хавкустена оставалось полпути.

И вновь Безобразный Грюн обратился с речью к своему правому башмаку:

— Что мне делать, дорогой друг-ботинок? Где я найду этого Эльсбена Синего? А вдруг он уже давно умер и я зря стираю твою худую подошву об эти камни? Не лучше ли расспросить людей о нем? В трактире Хавкустена всегда бывает много моряков и разных бродяг. А ведь это и верно! Пойду-ка я в трактир и познакомлюсь там с кем-нибудь. Возможно, что мне попадётся человек, знакомый с Эльсбеном.

Грюн посмотрел на солнце, сощурив один глаз.

— Солнце еще высоко! До вечера я успею добраться до Хавкустена.

Грюн уверенно пошагал в родную деревню.

Войдя в Хавкустен, он напрямую отправился в трактир.

Забравшись на высокий деревянный стул, Грюн высыпал на ладонь монеты и посчитал их кривым пальцем.

— Здравствуй, уважаемый! — сказал он трактирщику весёлым голосом. — Налей-ка мне, пожалуйста, кружечку розового вина и подай чего-нибудь пожевать! Я отдохну с дороги и начну расспрашивать твоих гостей насчёт одного интересного человека! Мне край как нужно выяснить кое-что!

Медные монеты рассыпались по столу и ловкий трактирщик собрал их быстрым, умелым движением. Через мгновенье на столе перед Грюном стояла глиняная кружка с вином и тарелка с сушёным мясом.

Грюн попивал вино, жевал мясо, и приглядывался к посетителям. Почти никого из них он не знал — жители Хавкустена не ходили в трактир, они привыкли обедать и ужинать дома. Здесь были, в основном, заезжие работники, моряки с рыбацких кораблей, почтовые курьеры, которые спешили с письмами с Севера на Юг, да разные бродяги, ищущие работы в порту.

К сожалению, Грюну не удалось ни с кем пообщаться в трактире — все люди, к которым он подходил, отказывали ему в знакомстве. Он выпил еще одну кружку вина, потом еще одну, а потом еще одну…

Грюн просидел в трактире до поздней ночи и пропил все монеты, которые дала ему Аника. Так ничего не выяснив об Эльсбене, пошатываясь и немного жалея себя, Грюн отправился спать в родную хижину. Но дойти до хижины у него не получилось — от выпитого вина Грюна покинули силы, ноги разучились ходить, и он упал в кусты, в которых и проспал до самого утра.

 

Добрые соседи обнаружили Грюна утром. Они вытащили его из кустов, накормили, напоили и почистили его одежду. В Хавкустене все знали доброту Грюна и хорошо к нему относились, ведь он тоже никогда никому не отказывал в помощи.

Грюн, чуть не плача, рассказал соседям об Анике и Эльсбене Синем, утаив, однако важные сведения о золоте, как и наказывала ему будущая жена. Он просто сказал, что ради своей любви к Анике, готов разыскать хоть дракона в далёких Южных Горах.

И жители деревни решили помочь недотёпе Грюну — они написали письма своим знакомым и родственникам в соседние деревни, и быстрые почтальоны на горячих конях разнесли письма по округе.

Наконец, один плотник из деревни Бергфлод прислал письмо в Хавкустен, в котором сообщил, что знает Эльсбена Синего и поможет его найти.

 

Деревня Бергфлод располагалась на берегу реки недалеко за горным перевалом и Грюн отправился туда немедленно. Тем более, что на нем были новые башмаки — обувщик их Хавкустена, помня о доброте Грюна, подарил ему пару крепких, сияющих ботинок.

Грюн топал по горной дороге и к вечеру вышел к Бергфлоду. Он отыскал плотника, познакомился с ним и плотник накормил Грюна отменным ужином.

— Пей и ешь, Грюн! — говорил плотник, подливая вина в кружку. — Я поведаю тебе об Эльсбене.

Грюн благодарно кивал и уплетал угощение. Плотник пил вино огромными глотками и рассказывал:

— Никогда Эльсбен Синий не был плохим человеком, Грюн! Я знал его с малых лет — мы вместе обучались плотницкому мастерству у одного старого мастера. Да… Так вот после учёбы я уехал в родную деревню Бергфлод, а Эльсбен подался на флотские верфи, там тогда были неплохие заработки и требовались плотники. Да… Эльсбен Синий строил корабли и хорошо зарабатывал, он был дружен со всеми на верфи, на причалах и в порту. И каждый уважал Эльсбена Синего за его умение и силу. Да… А как его не уважать? Эльсбен ростом под потолок, у него могучие мышцы — он мог запросто согнуть подкову одной рукой! Да…

Плотник снова выпил вина и разгладил ладонью усы.

— Слушай дальше, Грюн — плотник продолжил. — И вот однажды соседская индюшка на хвосте мне приносит новость о том, что Эльсбен Синий стал разбойником! Да… Ты можешь в это поверить? Я тоже не могу! Клянусь магией Южных Волшебников, чтоб им пусто стало! Да… Оказывается, что в порту Эльсбен подружился с каким-то пиратом и они решили вместе провернуть какие-то грязные делишки!

— Велунд — перебил плотника Грюн. — Пирата звали Велунд.

Плотник удивлённо поднял брови и поставил кружку на стол:

— Да черти только знают его имя! Главное, что Эльсбен Синий, этот умница и силач, пошёл на поводу у какого-то ничтожного пирата! Тьфу! Они ограбили корабельную кассу! Да… Пират подговорил Эльсбена, а тот вскрыл кассу так, что никто не заметил! И после этого случая они оба пропали! Навсегда! Да…

Грюн допил вино и очень погрустнел. Следы Эльсбена снова затерялись.

— А что же мне делать, любезный плотник? — горестно спросил Грюн.

Плотник вылакал оставшееся вино и пожал плечами.

— Не знаю, друг! Наймись на корабль и плыви в Южные моря, ищи местных волшебников. Только они помогут отыскать пропавшего человека. Но знай, что в Бергфлоде у тебя всегда есть друг! Всегда есть кровать и кружка вина! Я теперь твой друг! Я теперь твой самый лучший друг в Бергфлоде!

Плотник крепко пожал руку Грюну и встал. Потом он неожиданно скосил глаза, насупил брови и рухнул под стол — оттуда вскоре раздался его мощный, раскатистый храп.

 

Пока Грюн путешествовал в Бергфлод, его ненаглядная Аника не теряла времени. Она вызвала к себе местную гадалку и колдунью, ученицу Южных Волшебников. Так говорили в Грёнскоге, а правда это или нет — выяснять довольно страшно, мало ли что могут подумать Волшебники? С ними любые шутки плохи.

Аника закрыла все шторы на окнах, усадила старую колдунью за стол и рассказала ей о своей беде. Она тоже ничего не упомянула о золоте.

Заломив руки, изображая глубокое несчастье на лице, Аника вкрадчиво шептала гадалке:

— Неудачник Грюн отправился на поиски Эльсбена, но я ему не доверяю. Он горемыка и болван! Помоги мне, колдунья, отыскать Эльсбена Синего! Я заплачу тебе любые деньги!

Колдунья достала колоду старых, потрепанных карт и какие-то бусы. Посмотрев на Анику, она ответила:

— Я старая гадалка, а карты никогда не врут! С тебя десять медных монет, красавица. Иначе я не увижу правды.

Аника тут же выложила деньги на стол.

Гадалка разложила карты, перетасовала их и разложила вновь. Она была сосредоточена и задумчива, на ее хладнокровном, бледном лице вдруг отразилась какая-то мысль.

— Тебе повезло, красавица — вымолвила гадалка таинственным голосом — Южные Волшебники благоволят тебе. Этот валет означает Эльсбена Синего, а вот его дорога и судьба. Я вижу также твою дорогу и судьбу. Я буду гадать тебя на бубновую даму.

Колдунья вновь перетасовала колоду и потребовала у Аники стакан вина с яблоком.

Когда вино было выпито, а яблоко съедено, гадалка в последний раз разложила карты и подняла вверх палец.

— Я все вижу! — многозначительно произнесла колдунья. — Тебя, красавица, ждёт небывалая удача!

Аника приклонилась к столу и с чутким сердцем внимала гадалке. А та говорила, таинственно сощурив глаза:

— Десятка лежит под тузом! Два короля столкнулись в битве. И все шестёрки в одном марьяже! Это означает…

Гадалка вдруг прервалась и огляделась по сторонам.

— Дверь в дом закрыта? — тихо спросила гадалка.

Аника кивнула и вновь посмотрела в загадочные расклады карт.

Колдунья продолжила:

— Все шестёрки в одном марьяже! А это означает, что тебе нужно продать козу!

Аника округлила глаза:

— Козу? Зачем продавать козу? Она приносит хорошее молоко…

Гадалка с шумом выдохнула и собрала карты.

— Слушай меня, девица! Тебе нужно продать козу и всех куриц. Купить билет на корабль, отправляющийся в Южное море и плыть туда! На Юге ты найдёшь Волшебников, которые помогут тебе отыскать Эльсбена! Карты же ясно это показали! Ты что мне не веришь?

Аника кивнула и задумалась. Через несколько мгновений она вновь обратилась к гадалке:

— А почему именно на Юг? Почему все волшебники живут на юге? На севере их, что, нет?

Колдунья рассмеялась?

— Девочка моя! Ну как же ты еще молода и глупа! На севере холодно и зима по полгода! Какой же нормальный волшебник пожелает ходить полгода в суконных ботах, шерстяных носках и тяжёлой шубе? Нет, дорогая, волшебники — не дураки. Они любят тепло!

Аника еще раз кивнула, молча подошла к столу и аккуратно собрала все медные монеты. Гадалка с интересом смотрела на неё.

Девушка положила монеты себе в карман и цепко схватила гадалку за шиворот. Старуха пискнула и попыталась вырваться, но против молодой силы у неё ничего не вышло.

— А ну-ка, проваливай отсюда, старая кошёлка! — рычала Аника, выпихивая гадалку. — Я тебе покажу Юг! Я тебе покажу зима по полгода! Мерзавка! Шарлатанка!

Аника была сильной и сообразительной девушкой, она ловко завернула руку гадалки за спину и вытолкнула ее на улицу. Старуха, распугав гулявших по двору кур, шлёпнулась задом в пыль и озадаченно расставила ноги. Ей в лицо прилетела колода карт, рассыпавшись, как осенние листья.

— Пошла вон, старая тварь! — выкрикнула с крыльца Аника. — И забудь сюда дорогу! Ученица Южных Волшебников… Конечно! Я сама найду Эльсбена Синего и без всякого колдовства!

Затем Аника залихватски сплюнула и захлопнула дверь, пока несчастная гадалка выползала за ворота.

 

Безобразный Грюн явился в порт и разузнал, какие корабли идут в Южные моря. Их оказалось всего три — первый уходил сегодня с грузом, второй уходил завтра за грузом, а третий еще не знал своего назначения — матросы лишь разводили руками.

С первого корабля Грюна прогнал капитан — он сказал, что ему не нужны на борту всякие уроды и бездельники. Мол, его команда и так вся целиком состоит из уродов и бездельников.

На втором корабле Грюна без сомнений приняли в команду — драить палубу и выносить помои — и пообещали доставить в Южный порт. Все равно корабль шёл пустым. А на третий корабль Грюн не пошёл, потому что его все равно уже зачислили в команду на втором корабле.

Корабль назывался «Звезда Севера» и был по сути хилым и дряблым судёнышком, которое могло взять на борт немного груза, но капитан верил в удачу и провидение. «Звезде» предстояло отправиться на Юг и взять там какой-то ценный товар. На следующе утро они вышли из порта Хавкустена.

Из Холодного моря кораблю предстояло пройти до Архипелага, за которым начинались Южные моря.

Море было спокойным и мягким, солнечные лучи искрились на его поверхности. Грюн все свободные минуты торчал на палубе и мечтательно вглядывался в морскую, глубокую даль.

Он представлял, что они с Аникой поплывут когда-нибудь вдвоём в далёкие и неизведанные земли. И будут так же стоять на палубе, обняв друг друга, и солёный морской ветерок будет трепать их волосы…

Изредка мечты Грюна прерывал боцман, приказывая сделать какую-либо работу. И романтичный Грюн с радостью шёл драить палубу или выносить помои с камбуза.

На островах Архипелага «Звезда Севера» пополнила запасы продуктов и питьевой воды и вновь вышла в открытое море, в Южное.

Здесь немного заштормило, но ветхая посудина с честью выносила все невзгоды и сопротивлялась ветрам.

Грюн еле-еле передвигался по палубе зелёный от морской болезни. Он едва держался на ногах, ослабленный и обессиленный. Матросы даже предлагали привязать Грюна к мачте, чтобы волна не смогла смыть его за борт. Но к счастью, «Звезда Севера» поскрипывая и постанывая, выбралась из непогоды. Через два дня ее обшарпанный борт коснулся причала Южного порта.

Грюн попрощался с командой и счастливый сошёл на берег. Прихрамывая, он направился в ближайшую гостиницу.

Взяв себе койку на ночь, он разговорился с работником гостиницы:

— Скажите, любезный, а почему все волшебники живут на Юге?

Работник рассмеялся Грюну прямо в лицо:

— Вы, северяне, все такие отсталые! Вы что, совсем не читаете книг? Никаких волшебников на Юге давным-давно нет! Выгляни в окно — у нас дымят фабрики и заводы, там работают машины и механизмы. И все это крутится без волшебства, а по законам науки!

Грюн был весьма удивлён и ошеломлён.

— А дракон? — спросил он снова. — В Южных горах еще живут в драконы?

Работник гостиницы согнулся от смеха:

— Ой, умоляю! Посмотрите на этого дурачка! Дракон! Ахахаха! В горах сейчас проще встретить лесопилку, чем дракона!

Грюн обиделся на работника и отправился гулять по Южному городу. Ему казалось, что этот парень из гостиницы просто потешался над ним из-за безобразной внешности…

 

Следующим утром Грюн, не теряя надежды на встречу с Южными Волшебниками, отправился в порт. Опыт подсказывал ему, что в портовом трактире он может познакомиться с нужными людьми.

Разыскать Эльсбена Синего — это была самая главная и важнейшая задача в жизни Грюна. От этого зависело расположение любимой Аники к нему.

В порту стоял третий корабль с Севера — он прибыл ночью и, оказывается, привёз на Юг какого-то богатого циркача и нескольких пассажиров. Корабль был уже разгружен и отдыхал от долгого плаванья.

Недалеко от причалов, на пустыре слуги устанавливали огромный цветной шатёр цирка. Грюн невольно залюбовался его красотой и величием. Он никогда не бывал в цирке.

Но дело не терпело — Грюн решительно отворил дверь в портовый трактир.

Там его ждало несчастье. Очередное несчастье из всей череды невзгод, что опрокинулись на голову бедного Грюна, как из ушата злой ведьмы.

На высоком стуле у стола сидела его любовь — красавица Аника — и горячо рыдала. А рядом стояли матросы в белых кепи, и здоровяки-грузчики, пахнувшие солью, и другие портовые рабочие и все они громко хохотали над бедной девушкой.

Грюн кинулся к Анике!

— Дорогая! Любовь моя! Как ты тут оказалась?

Аника подняла заплаканные глаза и в них блеснула искорка надежды. Показалось, что она рада видеть Грюна.

— Я… я… Я самая большая дура! Я продала козу и приехала сюда искать Волшебников. А у меня украли сумку и все деньги. Я обратилась к господину в трактир, а он предложил мне денег за танец! И рассказал всем. И они стали насмехаться надо мной! Ох, какая же я несчастная! Я самая последняя в мире дура… дура!

Грюн схватил ее ладони и поцеловал их. Затем он нежно обнял плечи Аники.

Толпа вокруг грянула таким смехом, что со стен трактира попадали развешанные тут и там сушёные рыбины. Все мужчины стояли и улюлюкали, неприлично показывая пальцем на Грюна и Анику.

— Ой, не могу! Смотрите, кривоногий уродец, оказывается ее рыцарь! Гагагага!!!

— Да, да! Поглядите на него! У него вместо носа вылущенная шишка! Хахахаха!!!

— Ааа! Этот уродливый сморчок только что вылез из-под помойного ящика и желает увести нашу красавицу! Гогогого!!!

Толпа извергала из себя все новые волны хохота и оскорбления. Смеющиеся начали подталкивать друг друга в бока и падать на стулья.

Вдруг Грюн развернулся к обидчикам и резко бросил им, напрягая голос:

— А ну замолчите! Молчать, я сказал!

Все немного утихли и с интересом смотрели на отважного Грюна. Тот продолжал:

— Да! Я не такой красавец, как вы! Я, может быть, не силён и не богат! Но я проткну любого из вас, кто обидит мою невесту! Слышите, вы! Я не боюсь вас! Выходите по одному!

Его глаза пылали страстью, а кровь кипела от возбуждения. Кривое, перекошенное лицо налилось бордовым цветом, а на шее вздулись вены. Грюн скрипел зубами и с ненавистью смотрел на толпу гогочущих здоровяков. В руке Грюна была вилка, которую он незаметно стащил со стола трактирщика.

Все вокруг онемели. Наступила могильная тишина.

Грюн, казалось, стал выше ростом и шире в плечах, его решительность и злоба остановили насмешников.

Неожиданно Аника прижалась к нему сзади и обняла.

— Не надо, Грюн! Они того не стоят… Пойдем отсюда…

Они взялись за руки и медленно вышли из трактира. У самой двери Грюн отбросил вилку и твердо сказал трактирщику:

— Ты мог бы сделать доброе дело, но предпочёл злую шутку… Если я найду Южных Волшебников, я попрошу их отомстить тебе!

Он резко громыхнул дверью и вышел на улицу.

Взяв Анику за руку, Грюн тянул ее дальше от трактира, из порта, из города.

Выйдя на пустырь, на котором был установлен замечательный цирковой шатёр, Грюн кивнул Анике:

— Я никогда не был в цирке! А ты?

Она помотала головой.

— Пошли! — Грюн дёрнул ее за руку! — Ну, скорее же!

Аника попыталась задержать его.

— Но ведь у нас нет денег!

Грюн расхохотался! Он показал пальцем на своё безобразное лицо и сказал с горькой усмешкой:

— У нас есть это! Самое подходящее для цирка! Нас пустят бесплатно.

Аника лучезарно улыбнулась. Слезы на ее прекрасном лице уже высохли. Она обняла Грюна и поцеловала его в губы.

— Грюн, прости меня… Я была к тебе несправедлива. А теперь я вижу, какой ты прекрасный на самом деле! Ты смелый и отважный… Ты внимательный и заботливый. Прости меня. Я с удовольствием стану твоей женой просто так. Без предсмертной клятвы.

Грюн от счастья чуть не шлёпнулся на мостовую. Ему потребовалось еще много времени, чтобы успокоиться и прийти в себя.

Затем они подошли к огромной вывеске, на которой разноцветными огнями горела надпись: «Цирк Эльсбена Великолепного». И внизу еще одна вывеска поменьше гласила: «Добро пожаловать, дорогие гости! Сегодня в программе учёные слоны и собаки, львы и тигры, клоуны и жонглёры, воздушные акробаты и гимнасты, а также Последний из Южных Волшебников — господин Эльсбен Великолепный».

 

Представление было фееричным и красочным. Грюн и Аника восторженно хлопали в ладоши и прыгали на креслах, как дети. В конце программы господин Эльсбен Великолепный показывал фокусы — он доставал из рукавов кроликов, распиливал молодую девушку в ящике и глотал горящие шпаги. Зал был в восторге!

После представления Грюна пригласили к директору цирка господину Эльсбену. Это был огромный плечистый человек с сильными руками и мощной шеей. Он сидел за столом и вытирал лысину платочком.

— У меня новый артист? — энергично пробасил господин Эльсбен. — Проходите! Очень рад!

Грюн вошёл в кабинет, держа Анику за руку. Теперь они уже не расставались.

— Какая красавица! — Эльсбен встал из-за стола и протянул ладонь Анике. Он поцеловал ее руку, она присела в знак вежливости, а Грюн поклонился. Молодым людям было приятно внимание такого важного и богатого господина.

Эльсбен Великолепный вновь сел в кресло и сказал:

— Я принял решение! Вы, господин Грюн, будете выступать под именем Весёлый Клоун Грюн! У вас живописное, блистательное и замечательное лицо! Жаль, что я не родился с таким лицом, я бы уже давно покорил весь мир! Я не шучу, я вижу в вас талантливого артиста и хоть сейчас готов подписать с вами договор на любую сумму!

Грюн обомлел от услышанного. Он ошарашенно посмотрел на Анику, она улыбалась, как королева.

— А вам, госпожа Аника, я готов предложить работать в моем номере! Такая красавица, как вы, способна отвлечь внимание всего зала, когда я буду перепрятывать кроликов из кармана в рукав.

И тут господин Эльсбен громогласно расхохотался, радуясь своей шутке.

Это сразу растопило атмосферу в кабинете. Грюн ёжился от удовольствия и потирал ладони, Аника смущённо прикрывала улыбку платочком.

— А вы? Что же вы молчите, коллеги? — спросил Эльсбен. — Возможно, у вас есть ко мне какие-то просьбы?

Грюн с Аникой были смущены и опустили глаза к полу. Но Грюн вскоре осмелился и подошёл к столу господина Эльсбена.

— Знаете, господин Эльсбен, вы нам не поможете. Нам нужна помощь настоящего волшебника. Мы ведь думали, что на Юге еще существуют чудеса и колдовство. Отец Аники завещал ей сундук золота, но его украли. Мы пытались найти вора, но это ни к чему не привело. К сожалению, теперь нам никто не поможет… Чудес не бывает.

Эльсбен нахмурился и произнёс:

— Вы не правы, господин Грюн. Чудеса бывают. Я вам поведаю свою историю и вы меня поймёте.

Эльсбен достал огромную трубку, набил ее табаком и закурил — по кабинету растелился ароматный сиреневый дым.

— Я был обыкновенным плотником — начал свою историю циркач. — Я служил на флотских верфях и прилично зарабатывал. У меня все в жизни было хорошо, пока я не познакомился с неким моряком по имени Велунд.

При этих словах Аника и Грюн вытянулись в струнку. Они онемели от услышанного, но не хотели прерывать Эльсбена.

— Велунд был молодец и красавец — говорил Эльсбен — но в его душе жили какие-то черти! Однажды мы выпили с ним бочку вина и он уговорил меня украсть корабельную кассу. Я вскрыл сейф без звука, тем более, что мне было не трудно. Мы утащили золото и решили поделить его утром. Но утром Велунд исчез. Я искал его очень долго, несколько лет. И вдруг с ужасом узнал, что он погиб где-то под Архипелагом, нарвавшись на королевский флот. Оказывается, они промышляли контрабандой и пиратством. Велунд погиб, а с ним погибло и наше золото.

Эльсбен хмуро выпускал дым из рта и время от времени подбивал трубку пальцем. Он не останавливал своего рассказа:

— А потом я узнаю, что в какой-то деревушке… Ээээ… кажется Гринберг или…

— Грёнског — не выдержала взволнованная Аника.

— Да, точно Грёнског! Спасибо. — Эльсбен покашлял по-стариковски — Так вот, я узнаю, что в этой деревне живёт возлюбленная моего дорогого Велунда. Она живёт одна и воспитывает прекрасную девочку. Я выследил их и разузнал, что Велунд оставил им украденные монеты. Найти их было проще простого — эта женщина чуть ли не каждый день ездила к тайнику проверять сундук. И однажды я выкопал его и написал обидную записку. Я был зол на своего друга и хотел ему отомстить. Я поступил очень глупо. А золото пришлось отдать в полицию, потому что капитан корабля, который мы ограбили, давно догадался, кто это сделал. У меня были большие неприятности, я чудом избежал тюрьмы, но мне пришлось уйти с верфи.

Грюн и Аника впились глазами в Эльсбена, они жаждали продолжения.

— Так вот — говорил далее господин Эльсбен — Я ушёл с флотской верфи и поступил на работу в цирк. Я делал помосты, стулья, конструкции, помогал акробатам и фокусникам. У цирка дела шли все хуже и хуже, старый владелец не хотел им заниматься. Я полюбил цирк всей душой. Со временем я овладел ремеслом иллюзии и другими цирковыми профессиями. А поскольку у меня были кое-какие сбережения, то я купил умирающий цирк и стал его владельцем. С тех пор многое поменялось, мы стали успешными, у моего цирка много гастролей, его любят в городах. Вы слушаете меня?

Аника с Грюном кивнули. Эльсбен продолжил:

— И все это время, слышите! Все это время я не переставал следить за женой моего дорогого Велунда. С прискорбием я узнал недавно, что она умерла. Его красавица дочь выросла, ей пришла пора выходить замуж. Молодой и красивой девице нужны деньги на первое время. Тогда я написал своему старому другу — плотнику из Бергфлода, чтобы он каким-нибудь образом рассказал обо мне. Я даже подкупил местную деревенскую гадалку! Но та обманула меня, хотя я рад, что всё так закончилось. Я делал всё, чтобы красавица дочка Велунда и ее жених узнали, где меня искать. И вот, как видите, произошло чудо, в которое вы, мои дорогие друзья, отказывались верить! Вы оба сидите на диване в моем кабинете, вы влюблены, вас ждёт прекрасное цирковое будущее, а я отдал долг перед своим другом. Перед вами бывший Эльсбен Синий, а ныне — владелец цирка Эльсбена Великолепного! Вуаля! Все совпало и сбылось! Чудеса наяву! Я последний из Южных Волшебников! Я приказал написать это на афишах специально для вас! И прошу вас — простите меня…

Тут Эльсбен встал и широко улыбнулся, показав великолепные белые зубы. Он раскинул руки и сказал влюблённым:

— Ну подойдите же ко мне! Позвольте старику обнять своих дорогих друзей!

Аника и Грюн чуть не задохнулись в объятиях Эльсбена — несмотря на преклонный возраст, он был еще очень сильным человеком.

— Господин Эльсбен, простите, а почему вас в молодости называли Синим? — неожиданно спросила Аника.

Эльсбен расхохотался и расстегнул сорочку. Он показал всем свою широкую мощную грудь, на которой красовалась необъятная синяя татуировка, изображающая море и корабли на нем.

Все вновь расхохотались.

И в мире вдруг что-то изменилось. Солнце стало светить ярче, деревья стали зеленее, а море — прозрачнее. И даже небо стало более глубоким и чистым, чем ранее.

А потом была прекрасная свадьба и красавица невеста подкидывала в небо белые букеты. Цирковой оркестр играл громко и задорно, жители Грёнскога танцевали до утра, пока последний гость не упал от бессилия на изумрудную траву двора.

Аника и Грюн были счастливы.

На следующий день они отправились на гастроли и их действительно ждало потрясающее цирковое будущее. Последний Южный Волшебник Эльсбен Великолепный безошибочно всё предсказал…

 

 

Эту историю мы бы никогда не узнали, если бы я случайно не попал в Хавкустен. Я искал дорогу в лесу, заблудился, и тропа вывела меня через горный перевал на полуостров. Так я набрел на эту деревню.

В трактире Хавкустена я познакомился с замечательным молодым человеком и его родной сестрой — они оба были красивы и стройны, их кожа пылала здоровьем, а глаза блистали, словно бриллианты цвета молодого северного льда.

Юноша и девушка представились мне потомками рода Грюнов Безобразных. Я чуть не свалился со стула от удивления — настолько симпатичен был этот молодой человек и настолько прекрасна была его сестра. Я попросил немедленно объяснить мне, как возник их род и почему он так называется — Безобразные.

И молодой человек с девушкой рассказали историю мне про своих предков. И еще они сказали, что род Грюнов Безобразных — это самая чудесная семья на полуострове между Холодным и Солёным морями. Все девушки из окрестных деревень мечтают выйти замуж за юношей из этого рода, а все юноши — жениться на девушках из Грюнов.

Потому что красивее и умнее людей нет на всем северном побережье.

И про недотёпу Грюна, который стал звездой на мировых цирковых аренах, тоже поведали мне симпатичные ребята из рода Безобразных. Они даже показывали мне блестящие, цветные афиши, на которых был нарисован симпатичный и очень смешной рыжий клоун.

Вот такая великолепная история. В ней ни слова неправды. Вы можете убедиться в этом сами. Берите смелее билет на корабль и отправляйтесь в замечательную деревню Хавкустен, и спросите любого жителя про Грюна Безобразного. Вам всякий подтвердит мои слова.

Вот так!

А вы всё еще не верите в чудеса?


А вот Вам и вторая история про Хавкустен. Называется она «Черный Оскон«.

Ищите женские сумки оптом? Пожалуйста optomgo.ru

Оставьте ниже свой первый комментарий на сайте и получите подарок!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *